Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 101

Он обещает привезти немного русской земли для своего друга Себастьяна Сампаса, потому что «земля России — это душа России». Интерес к России Керуак сохранял на протяжении всей жизни благодаря и ближайшим своим друзьям: сначала Сампасу, для которого Россия была страной будущего, где рождаются новые братские отношения между людьми, потом Гинсбергу и братьям Орловским, имевшим русские корни. Русская тема была всегда важной в творчестве Керуака. Россия невольно стала частью его жизни, но видел он Россию и русских зачастую сквозь призму творчества Достоевского, отыскивая в своих друзьях черты его героев. В дневнике Керуака за 1947 год есть примечательная запись: «Поглупею ли я и откажусь от благословенной “России Достоевского” во мне?». «Россия Достоевского» оказывается для него символом духовных исканий, мира иных, высших, ценностей.

Наибольшее влияние Достоевского Керуак испытывал в конце 1940-х — начале 1950-х годов. Романы, письма, дневники Керуака насыщены реминисценциями из романов Достоевского, различного рода упоминаниями Достоевского и героев его романов.

Эти упоминания связаны, прежде всего, с попыткой найти свое место в литературе и сопоставить себя с определенной традицией и предшественниками. В 1951 году Керуак пишет критику А. Кэйзину: «После Шекспира и Достоевского что писать?» (313). Он постоянно примеряет на себя художественный опыт Достоевского и даже его судьбу. Так, в письме 1952 года Стелле Сампас, сестре Себастьяна, он сообщает: «Я собираюсь стать знаменитым, величайшим писателем моего поколения, как Достоевский, и когда-нибудь они увидят это» (390).