Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 113

Очевидно, у Керуака было несколько источников для осмысления и интерпретации этой темы в своем творчестве. В первую очередь, это влияние, преимущественно эмоциональное, католицизма. Католические ритуалы и догмы богаты эмоциональными образами, и Керуак был пропитан ими с детства. Смерть, страдание, восприятие мира сквозь призму добра и зла — все это присутствовало в творчестве Керуака. Позже Керуак увлекается буддизмом, буддистским учением о страдании. Отсюда его взгляд на человеческую жизнь как жизнь, исполненную страданий, на мир как юдоль скорби. В интервью 1958 года он говорил, что печален всегда, ибо «это большое бремя — быть живым». Однако в то же время Керуаку было близко и понимание страдания как единственного пути самопознания и самоочищения. В этом смысле жизненный путь Достоевского был для Керуака примером. В письме к Нилу Кэссиди он замечает: «Я еще не начинал жить и писать. Единственное, что меня беспокоит, — это неизбежная Сибирь, которую я должен пройти, как Достоевский, которая заставит меня повзрослеть» (125). Страдание приближает героев Керуака к истине. Такое понимание, отчасти, можно найти у Достоевского. Однако для Достоевского-христианина идея страдания была глубже — это и путь обретения себя, и путь к единению всех людей, ибо в страдании человек следует искупительному подвигу Христа.

Размышляя о духовных исканиях Керуака, необходимо отметить, что по сути они были религиозными, и поэтому другая важная тема его творчества — отношение человека с Богом. «Я думал о Боге» (286); «У меня было видение Бога» (101), — пишет Керуак в своих письмах.