Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 123

Керуак не раз возвращается к своим отношениям с братом, умершим в детстве, испытывая чувство вины: «Иуда — это я, а он Христос» (282). Тот же мотив потерянного брата есть и у Сэлинджера, поэтому его стремление найти духовных братьев — это и порыв к любви, тот порыв, объединивший детей в финале «Братьев Карамазовых», о котором писал Достоевский.

Для прозы Керуака характерны два типа героя. Первый — это рефлектирующий, ищущий, страдающий от собственных крайностей, от несоответствия «внутренней невинности и деструктивного характера собственного опыта» герой, которого И. Хассан назвал новым героем послевоенной американской литературы. Он представлен в романе «На дороге» в образе Сала Парадайза и является и alter ego автора, и героем-повествователем. И второй — имеющий отношение к мифологии Бит о новом человеке, подобный Дину Мориарти из романа «На дороге», прообразом которого был друг Керуака — Нил Кэссиди.

Оба эти типа героев родственны героям Достоевского. Первый тип — тип западного человека, испытывающего отчуждение от собственного «я», ищущего идентичности, страдающего от раздвоенности. Как заметил И. Хассан, «шизоидная» фигура героя становится типичной для американского романа этого периода. Однако именно раздвоенность была отличительной чертой многих героев Достоевского. Разумихин дает такую характеристику своему товарищу, Раскольникову: «…Угрюм, мрачен, надменен и горд; в последнее время мнителен и ипохондрик. Великодушен и добр. Чувств своих не любит высказывать и скорее жестокость сделает, чем словами выскажет сердце.