Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 126

Керуак, воспринимая свою миссию как пророческую, видел себя писателем-новатором, искал новые пути развития повествовательного искусства — то, что он называл Новым Видением в литературе. Новое Видение подразумевало эксперимент, и Керуак считал себя писателем, который стремится «изменить природу американской литературы». «У меня до сих пор есть тайная амбиция — стать великим, изменяющим жизнь писателем-пророком» (274), — писал он Нилу Кэссиди в 1951 году.

Керуаку, как и всякому писателю, потребовались годы, чтобы найти собственную повествовательную манеру, а также форму, которая была бы адекватна его видению и могла выразить важное для него содержание. В этой связи необходимо понимать, какую роль сыграл Достоевский в этих поисках, тем самым способствуя формированию Керуака как писателя.

Керуак рано почувствовал себя писателем эпического склада, еще когда был молодым человеком. Его стремление к всестороннему охвату жизни сочеталось с желанием выразить мистический план изображаемого. В письме (1943) Биллу Райану он сообщал: «Я всегда хотел писать эпические произведения и саги высокой красоты и мистического значения (мне кажется, что со временем я могу вырасти из этого, кажется, я уже начал отходить от этого теперь, заинтересовавшись психологией); а ты всегда хотел писать сатирические романы большого масштаба как Толстой или Диккенс...» (36). В этот период для юного Керуака близким по духу и направлению писателем оказывается Т. Вульф, которому он подражал и с которым сравнивал себя. Первый роман «Городок и город» написан под влиянием этого писателя.