Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 140

М. Аскью прослеживает возникновение этого мотива в американской литературе, начиная с пуританских писателей Мэтью и Анн Брэдстрит, Д. Эдвардса и до прозаиков ХХ века — Ш. Андерсона, Дж. Д. Сэлинджера, Томаса Вульфа.

В американской культуре жизненный и духовный опыт обретается только на дороге. Америка — страна, всегда находящаяся в движении, и американский роман — это роман дороги, роман путешествия в отличие от английского, который описывает установившийся быт и порядок. Тема дороги в американской литературе имеет глубокую связь с историей страны и особенностями национального самосознания, в том числе с особым восприятием пространства. Нужно отметить, что и для русского самосознания, и русской литературы восприятие пространства играет огромную роль. Ощущение огромности страны становится типическим для американской и русской литературы. Д. Стайнер видит в этом родство двух литератур. «Обе нации сочетали сознание огромности пространств с сознанием романтической и исчезающей границы государства», — отмечает исследователь. В связи с этим дорога становится поводом для иного, неевропейского, восприятия жизни, ее текучести, неустойчивости, бесформенности, беззащитности человека перед природными силами. С ней связана и идея бегства, движения от коррумпированной цивилизации к границе, чтобы нравственно преобразиться. В этом смысле дорога символизирует и путь к нравственному очищению. Огромность пространств также указывает на молодость нации, которой предстоит их освоить. Как пишет Стайнер, «жизнь и в Америке, и в России полна юношеского фанатизма».