Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 143

Два мотива поисков — поиски отца Дина и поиски Бога — оказываются взаимосвязаны, ибо в путешествие отправляет героев осознание неполноты жизни. Они ощущают себя детьми, оставленными родителями, оставленными Богом: «…разве не правда, что мы начинаем жизнь под родительским кровом верящими во все на свете милыми детьми? Потом наступает День потерявших веру, когда понимаешь, что ты жалок, несчастен, беден, слеп и гол и, словно вселяющий ужас, убитый горем призрак, с содроганием продираешься сквозь» (106).

Их позиция между взрослым и детским мирами принципиальна, так как она предполагает и поиски собственной идентичности, указывает на собственную незавершенность и незавершенность мира. Вхождение во взрослый мир означает отказ от этих поисков, утрату себя. Дорога — это и способ инициации. Объекты поиска (себя, любви, Бога, братства) возникают и исчезают, находятся и теряются, но в конце концов герой, ведущий поиск, подходит к ним все ближе и ближе. Как отмечает Г. Стивенсон, «сюжетообразующая модель поиска и потери присутствует не только в романе “На дороге”, но и “Легенде о Дулуозе” в целом».

Герои романа ищут рая и бегут от смерти, но также и от повседневной реальности. Окружающая жизнь представлена в романе как кошмарная и абсурдная, погруженная в хаос. Такое восприятие действительности характерно не только для литературы Бит, но и вообще для литературы послевоенного времени, утверждавшей экзистенциальный взгляд на человека и действительность. Герой-повествователь Сал с печалью констатирует, что американцам «некуда идти и не во что верить» (245), их жизнь бессмысленна.