Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 149

Как бы ни был многозначен образ-символ дороги, он имеет и вполне современный, связанный с духовными исканиями эпохи, смысл. Этот смысл раскрывает Холмс, интерпретируя роман в духе экзистенциалистской философии: «…романы Керуака касаются в основном заключительной фазы уравнения Кьеркегора. Его герои… <…> …бегут в сам экзистенциальный опыт. Они аккумулируют ощущения, они празднуют жизнь. Но, как и Дмитрий Карамазов, чем глубже они погружаются в недифференцированную реальность (что есть американская разновидность понятия абсурдного у Камю), тем более они ощущают, что человек не может жить в бессмысленности. <…> Герои Керуака представлены бегущими от отчаяния… <…> Керуак остается субъективным до конца: ему присуще понимание того, что только духовные убеждения поддержат человека и осветят мрак его жизни…».

И в этом смысле по духу роман Керуака близок творчеству Достоевского. Именно общий интерес к проблемам человеческого духа заставил современников и самого автора сравнивать «На дороге» с великими романами Достоевского.

Существенное место в романе занимает изображение подпольного братства поколения Бит. Те идеи о братстве, которые отражены в письмах Керуака, нашли воплощение и в романе. В начале произведения Керуак, как и в письмах начала 1940-х годов, сравнивает героев своего поколения со штюрмерами: «…мне интересны одни безумцы — те, кто без ума от жизни, от разговоров, от желания быть спасенными… <…> …как называли таких молодых людей во времена Гёте?».