Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 161

Я думаю, что Джек восхищался витальностью Нила… <…> …они были даже ближе, чем братья». Инфантилен и Дин, чьи гонки по Америке напоминают детскую игру. И эта детскость, неумение и нежелание жить во взрослом мире с его границами и ответственностью, заставляют Сала называть его святым мошенником, ибо тот невольно обманывает людей, ждущих от него указаний как жить.

Святость Дина более походит не на святость Мышкина, тем более не на святость Христа, а на «жуткую святость» «византийского Христа», вычитанного у Достоевского Г. Гессе: «…“древний, азиатски оккультный идеал”, означающий отказ от всякой нормативной этики и морали в пользу некоего всепрощения, всеприятия, некоей новой, опасной, жуткой святости…».

Несмотря на существующие непривлекательные стороны Дина, главная особенность его миросозерцания, которое Сал желает обрести, — утверждение жизни и Бога.

Керуаку художественный опыт Достоевского был важен для изображения «святого безумца», пришедшего в этот мир, чтобы научить людей любви и всепрощению. Мышкин и Дин схожи тем, что преисполнены любви к жизни и человеку, что самим своим существованием утверждают христианские принципы жизни. И если Достоевский возвращает к основам христианства, то Керуак рисует человека будущего.

Несомненно, масштаб и глубина образов, созданных Достоевским и Керуаком, несоизмеримы. Однако значение героя Керуака для американской литературы и культуры значительно, ибо в нем воплотилось мироощущение нового поколения.