Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 164

«Подземные» — единственный роман, о котором он говорил, что тот написан целиком под влиянием Достоевского, «сделан по типу “Записок из подполья”». В одном из писем Керуак называет роман «Подземные» необузданным романом Раскольникова (a wild Raskolnikov’s novel) о любви. Таким образом, Керуак подчеркивает, что наиболее важным для него было изображение «подпольного сознания» и подпольного героя.

Как уже упоминалось, подпольный герой Достоевского был тем «первым даром», который Европа с благодарностью приняла от русского писателя, однако, в сороковые годы многие американцы восприняли это открытие через экзистенциализм и в экзистенциалистской интерпретации. Увлечение «подпольными героями» Достоевского нашло отражение и в американской литературе и литературоведении. В 1940—1956-е годы публикуется множество книг и статей, посвященных «Запискам из подполья», причем понятия «подполье» и «подпольный герой» зачастую толкуются весьма широко. В этом смысле характерна статья У. Филипса (1946) «Подпольный человек Достоевского». «Кто такой Алеша Карамазов, если не подпольный человек, обратившийся к Богу, а князь Мышкин — подпольный ребенок?» — размышляет исследователь. В его понимании любой душевно нездоровый человек, страдающий от собственной противоречивости, — подпольный.