Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 166

Применение этой техники возможно преимущественно в исповедальном романе, и потому именно исповедальная форма «Записок из подполья» была интересна Керуаку. Он видел в романе-исповеди ростки будущей литературы. В одном из писем 1958 года Керуак, анализируя «Подземных», писал: «…я вижу, как это ведет к неимоверно интересной литературе повсюду, со всевозможными исповедями, никогда прежде не выговаривавшимися человеком, ведет к кайфовому будущему... к странному будущему, когда осуществится то, что каждый человек — художник, естественно. И каждый хорош или плох в соответствии со своей открытостью!». Эта лихорадочная исповедальная манера повествования была непривычна для читателя. Айрин Мэй, которой Керуак показал рукопись, посчитала, что книга не может быть опубликована, так как представляет собой необработанный материал.

Таким образом, воздействие Достоевского на создание романа «Подземные» обнаруживается в исповедальной манере изложения материала, в создании образа подпольного героя-повествователя, а также звучащей темой подполья, которая в данном случае осмысливается как тема подземных.

Изображение жизни подземных, или иначе — подполья поколения Бит, — одна из тем романа о Бит. В романе Керуака «Подземные», в отличие от романа «На дороге», она является ведущей. В произведении дан целый ряд образов подземных. Нередко, представляя героев, Керуак упоминает при их характеристике или описании Достоевского, таким образом вписывая их в ряд подпольных героев, например: «Роксанна… <…> …с бледным, торчковым (junkey), анемичным личиком, мы говорим — торчковое, но как бы когда-то выразился Достоевский? Если не аскетичное или святое?».