Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 236

Холден не устает замечать некрасоту окружающих: неопрятность Спенсера, у которого «грудь наружу и старые ребра видны», нечищеные зубы Экли, волосы на ржавой бритве Стрэдлейтера и т. д. Красота истинная для Холдена всегда гармонична, одухотворена, в ней нет ничего наносного, внешнего, поэтому красавец Стрэдлейтер Холдену отвратителен. «Он нечистоплотный, но как-то по-другому» (С. 31), «ужасно распутная сволочь». В конце концов герою оказывается все труднее сделать выбор между подлинным и фальшивым, определить, «липа все это или не липа» (С. 179), узнать, кто же он на самом деле, самоопределиться, оформить текущее «я», сделать шаг себе навстречу: «…мне вдруг показалось, что я исчез» (С. 9), «…мне вдруг начинало казаться, что я никак не смогу перейти на ту сторону» (С. 204). Истинно прекрасное связано с искренним, неотчужденным в человеке, в романе все истинное и прекрасное соединено в образе Христа. Для Холдена Христос искренен, поэтому истинен. Об этом он размышляет, наблюдая рождественские представления (действие происходит во время Рождества, поэтому рождественский мотив является сквозным): «…считается, что все это ужасно религиозно и красиво, но где же тут религия и красота…, когда кучка актеров таскает распятие по сцене. …Бедного Христа, наверно, стошнило бы… А вот одна штука Христу, наверно, понравилась бы — это ударник из оркестра…, у него никогда не было скуки на лице» (С. 143).

Отношение Аркадия Долгорукого к миру прежде всего этическое, а после уже эстетическое. Мир разделен для него на доброе и злое, благообразное и неблагообразное. Для осуществления этического выбора необходим руководитель, умеющий отличать добро от зла. Отец, в представлении Аркадия, и является тем идеальным человеком, который может помочь ему не только получить новый статус, но и самоопределиться, идентифицировать себя.