Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 240

В романах о подростках комическое рождается из-за самой неопределенности положения подростка в мире, из-за его неопытности и невинности и той роли взрослого, которую он хочет играть.

Общность тем, проблем, мотивов в романах Ф. М. Достоевского и Дж. Д. Сэлинджера можно объяснить тем, что писатели разрабатывают единый сюжет, о котором говорит Подросток: «А это еще в Библии дети от отцов уходят и свое гнездо основывают» (Д. 13, 131). Но, очевидно, главная причина близости двух произведений состоит в том, что Достоевский угадал и проанализировал тот тип сознания, который характерен и для человека второй половины ХХ века, раздвоенного, бунтующего, иррационального, стремящегося к целостности и разрушению. Во многом этот тип свойствен не взрослому, а подростку, чьи связи с миром еще неустойчивы. Сэлинджер показал, что такой тип сознания универсален.

Писатель усвоил многие выводы Достоевского (не случайно его называют «Достоевским для детей ясельного возраста»). Очевидно совпадение основных мотивов в романе Сэлинджера «Над пропастью во ржи» и романе Достоевского «Подросток». И Достоевский, и Сэлинджер — художники-психологи. Сэлинджер вслед за Достоевским строит изображение героев, основываясь на представлении о душе человека как арене борьбы добра и зла, его интересует иррациональное в человеческой психике. Поэтому принципы художественного изображения во многом сходны у обоих писателей. Сэлинджер указывает на «широкость» как на основное качество главного героя, совмещает комическое и трагическое в изображении героя и повествователя, в центральном персонаже соединяет черты героя, антигероя, шута. Близки и религиозно-нравственные аспекты творчества писателей. Сэлинджер воспринял идею спасения от лжи и бездуховности современной цивилизации любовью и красотой. В дальнейшем в своем творчестве он утверждает необходимость единения людей, построения жизни на принципиально других основах.