Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 260

По мнению американского критика Н. Подгореца, это связано со сложившейся в США традицией восприятия американской еврейской литературы как явления узкого, значение которого ограничено национальными рамками. Тем не менее и Беллоу, и Маламуд, и Рот полагали, что дорога к универсальному лежит через особенное, поэтому темой их творчества стала судьба американских евреев в современной Америке.

Филипп Рот (р. 1933) вошел в литературу в 1959 году, причем необычно для молодого американского писателя — публикацией не романа, а сборника рассказов «Прощай, Колумб», сразу принесшей ему признание и Национальную книжную премию. Уже в первой книге стала очевидна особенность художественного видения Рота: его интерес к нравственным проблемам, героям-бунтарям, выламывающимся из конформистской среды, особое чувство юмора и слух, позволивший ему передать особенности речи двух поколений евреев, эмигрировавших в Америку из Восточной и Центральной Европы. Жизнь американских евреев стала темой первой книги Рота, которая прозвучала по-новому. И дело не только в том, что Рот через частное — судьбу американского еврея-протагониста, подобно Блюму Джойса, рассматривает универсальные проблемы человечества, но и в том, что Рот впервые обрушился с язвительной насмешкой на бездуховность, вульгарность, стремление к материальному успеху, который стал смыслом жизни многих еврейских семей среднего класса (в книге «Прощай, Колумб» — это семья Патимкиных).