Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 26

Даже слово «битник» обрело русский суффикс (по аналогии со словом «спутник»). В годы маккартизма и холодной войны интерес к русскому был своеобразным вызовом американскому обществу. Достоевский был прочитан молодым поколением как писатель нонконформистский. Интересно отметить, что русское и русские зачастую виделись через призму романов Достоевского, ассоциировались с его героями. Так, братьев Орловских (их родители — русские эмигранты), принадлежавших поколению Бит, друзья нередко сравнивали с героями Достоевского. А. Гинcберг называл их «карамазовские ангелы», Керуак пишет о Питере Орловском как о потомке «…безумных Ипполитов и Кирилловых Достоевского из царской России XIX века — он даже выглядит похожим на них». Причина такого сравнения — в особых обстоятельствах их жизни «в духе Достоевского» (алкоголизм родителей, душевное расстройство старшего брата), но главное в том, что они русские, носители определенного душевного склада, так называемой Русской души.

Во-вторых, сама ситуация в обществе и вызванное ею ощущение углубляющегося кризиса западной культуры и цивилизации не могли не восприниматься молодыми людьми как ситуация, сходная с эпохой Достоевского. Уже в первой статье Холмса, посвященной поколению Бит, появляется имя Достоевского. Холмс сравнивает молодое поколение в России конца ХIХ столетия, которое описал Достоевский, и послевоенное поколение молодых американцев. Он находит у них общие черты, а следовательно, возможности для сопоставления: «Достоевский в 1880-х годах писал, что в России сейчас не говорят ни о чем ином, как о вечных вопросах.