Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 269

В самом деле, в тот период ярости, который назывался моим отрочеством, больше всего меня ужасала жестокость, с которой я жаждал за столом прикончить его невежественное варварское тело» (44). Убийство как комический мотив используется и в рассказе о матери, чьи заботы о правильном питании членов семьи приобретают гротескные масштабы. Первый бунт Портного — отказ принимать пищу — это бунт против бремени материнской любви, контролирующей его жизнь.

Следующий этап бунтарства героя приходится на новый, подростковый, период его жизни, который связан с сексуальным пробуждением. Герой переживает извечную антиномию духа и тела, бунт низа против верха, бунт тела, «бунт, который я не в силах был подавить!» (41). Бунт, обычно представленный в культуре как комический, становится главным содержанием романа. Иррациональная человеческая природа бунтует против предписаний и границ, установленных в обществе. Если для подпольного человека «стена» — это «законы природы», то для героя Рота «стена» — это законы общества, но так или иначе каждый из героев не хочет смириться со «стеной», стремится переступить закон. В романе Рота начинает звучать мотив преступления, который связывается в сознании героя с преступлением Раскольникова (I’m the Raskolnikov of jerking off — the sticky evidence everywhere) (21). Алекс Портной, прячась в ванной от матери, также стремится уничтожить следы своего преступления. Страх разоблачения — чувство, которое испытывает Раскольников, преобладает и здесь, но если у Достоевского подобная ситуация дает возможность для психологического анализа преступного сознания, то у Рота страх героя комичен, и ситуация разрешается сценой комического непонимания. Герой полагает, что его разоблачили, мать, находясь в полном неведении, уверена, что сын страдает расстройством пищеварения.