Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 275

Для Портного характерна этика игры. Жизнь для него — игра, подобная софтболу, в который играют его соседи, Алли Соколов и Бидерман, по прозвищу «сумасшедший русский»: «Эта насмешка, подшучивание, игра, притворство — все для насмешки! Как я люблю это! И тем не менее за всем этим — настоящая правда, они по-настоящему серьезны. Не говорите, что они имели что-то другое в виду! Проигрыш и выигрыш — это не шутка… и тем не менее шутка! И именно это меня трогает больше всего. Отчаянное и страстное, как всякое соревнование, но они не могут не дурачиться, не надоедать советами. Устраивать представление! Как бы мне хотелось быть настоящим еврейским мужчиной! Жить всегда в районе Виквоик, играть в софтбол на Чанселор авеню с девяти до часу по воскресениям — прекрасная возможность соединить в себе клоуна и соперника» (275). Герой романа Рота тоже утверждает жизнь, но комически, настаивая на ее абсурдности.

Таким образом, тема преступления и наказания есть часть игры, в которой участвует герой, и безусловно, это игра литературная, о чем свидетельствует и сама форма романа.

«Случай Портного» — это еще один роман-исповедь. Для Рота Достоевский — великий предшественник саморазоблачений и самообвинений. Герой Рота идет, несомненно, по стопам подпольного героя. В его грубых и зачастую непристойных откровениях отражена попытка освободиться от закрепощающих правил и общественных норм. Как пишет Р. Поснок, «грубость – источник стилистической энергии Рота». Кроме того, грубость — это средство раскрепощения сознания героя.