Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 50

Холмс относит свой роман к жанру roman à clef, однако, раздвигает границы жанра, чтобы выразить философию нового поколения, показать психологию молодых людей, а также наметить метафизический план. А о том, что этот план присутствует в романе, свидетельствует замысел автора. Холмс отмечает: «Когда я начал писать, я рассматривал роман как первый том трилогии, которая должна была иметь структуру “Божественной комедии”. “Иди” должен был быть моим Адом, где описывались круги безверия, начинавшиеся от верхнего мира молодых городских интеллектуалов и через людей Богемы, через людей Бит спускавшиеся ниже, прямо в мир подпольной преступности». Для решения этих художественных задач Холмс обращается к творчеству Достоевского.

Холмс признается, что роман «Иди» создан под воздействием Достоевского: «…очевидно, книга написана под влиянием экзистенциалистской перспективы того времени плюс страстное увлечение Достоевским, которое я разделял вместе с другими писателями — новичками, ощущавшими, что крайности духа и драма убеждений могли бы быть лучше всего показаны на опыте послевоенных лет. Мы все старались думать по-новому, отказываясь от детерминизма, чтобы точнее выразить то, что мы чувствовали». Об этом же он пишет Анн Чартерс: «…главным влиянием для меня были русские — прежде всего Достоевский. В меньшей степени — Толстой, я касался крайностей духа, эксцессов поведения, сильных страстей или их отсутствия».