Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 66

Преувеличенный смех Тримбла был в действительности маской, холодное самообладание Кетчама неожиданно оказалось свидетельством его глубокого недоверия к откровенности, возможно, недовольства собой, Пастернак был печален и раздражен. “Как невыносимы все они”, — подумал он. Они боятся эмоций, они думают о человеческих нуждах как о слабости и в одиночестве видят не проклятие или гибель, а защиту» (Х. 292). Подполье становится уделом большинства, о чем и писал Достоевский: «Я горжусь, что впервые вывел настоящего человека русского большинства и впервые разоблачил его уродливую и трагическую сторону. Трагизм состоит в сознании уродливости… Только я один вывел трагизм подполья, состоящий в страдании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, главное, в ярком убеждении этих несчастных, что все таковы, стало быть не стоит исправляться! Что может поддержать исправляющихся? Награда, вера? Награды — не от кого, веры — не в кого!» (Д. 16, 229). Человек из подполья, представленный Холмсом, несет черты такого сознания, и это указывает, что оно является типичным для молодых людей того времени.

Подполье, показанное Холмсом, — это мир изгоев, «наркоманов, гомосексуалистов, проституток, мелких мошенников, музыкантов, которые создали подполье наркотиков, преступления и безумия» (Х. 237). Интерес и сочувствие к отверженным, обойденным, страждущим, столь характерные для русской литературы ХIХ столетия и Достоевского, нетипичны для американского романа. Поколение Бит открыло мир трущоб, дна и романтизировало его. Для героев Холмса приобщение к этому миру — своего рода эксперимент, попытка найти истину через негативный опыт, через зло приблизиться к добру. Они ищут идеал среди отверженных, и это христианский идеал любви. Один из героев, Стофски, не случайно вспоминает строчки Блейка: «…в сирых и отверженных ищи любовь» (Х. 276), а позже говорит Гоббсу о новых своих товарищах: «Они избраны Богом и прокляты миром! Кто я, чтобы их судить?».