Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 74

На первый план поколением Бит были выдвинуты духовные проблемы; молодые люди вынуждены были отвечать на те же «последние вопросы», которые были поставлены и героями Достоевского. Холмс полагал, что главный из них — проблема существования человека в мире без Бога: «…решающий момент в двадцатом веке: человек без Бога, даже человек с ложным Богом, и даже с воображаемым Богом. Ницше провозгласил, что Бог умер, и страшные катаклизмы нашего времени — это результат наших отчаянных попыток найти Ему замену. Религия Маркса, религия Фрейда объясняют отчаяние человека, но не облегчают его, и они обе оказались неадекватными запросам (longings) нашего времени — еще меньше потребностям литературы. После всего разрушения (материального и интеллектуального) остаются только эти искания». Для современного человека, размышляет Холмс, «остались три пути: безумие, самоубийство или вера».

С образом Стофски в романе появляется тема существования человека в мире без Бога, рассматривается проблема отношений человека с Богом, проблема бытия Бога, важная и для Достоевского. Стофски тоже подпольный человек, своеобразный «мениппейный мудрец», который один знает истину и над которым поэтому все остальные смеются как над сумасшедшим. Именно Стофски и Гоббс ведут между собой спор-диалог, проверяя и примеряя на себя бунт и подполье.

Стофски, как и герой Достоевского, понимает, что вне Бога человеческая жизнь теряет смысл: «Если Бога нет, то кто я?» (Х. 66). Он приходит к мысли, что раз просветительская вера в разум разрушена, то она должна быть заменена верой в Бога. Как и Кириллов, Стофски утверждает, что Бог необходим, а потому должен быть, но в то же время сознает, что Его нет и не может быть.