Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 80

Однако в отличие от героев литературы «потерянного» поколения, поколение Бит отвечало на кризис бунтом, уходом в подполье, где стремилось отыскать новые ценности, новый опыт. Мы видим этих героев глазами Гоббса, которого они поражают своей непохожестью на знакомых ему людей, прежде всего своим антиинтеллектуализмом. Герои Бит питают глубокую неприязнь к оторванной от жизни мысли. «…Они узнали о людях, которые были еще более безумны… <…> Он обнаружил, что во время войны пропустил неистовое время в Колумбийском университете, которое пережили Пастернак и Стофски… В результате у него не было их жажды опыта, их прагматичного поиска необыкновенного, “настоящего”, безумного. <…> Они не высказывали никаких моральных или политических суждений, которые, как он полагал, являются важными; кажется, они не считали необходимым создавать какую-то систему. Он говорил о них другим как о людях “плохо образованных”, но, по крайне мере, не “бессильных эмоционально”, какими были многие молодые люди, пережившие войну. Они никогда не читали газет, не следили с тщательным и сознающим себя вниманием за событиями на политической арене и культурной жизни; казалось, они почти выработали презрение к логическим аргументам. Они полагались и действовали чувствами, неожиданными реакциями… Они жаждали» (Х. 34—35).

Гоббс встречает совершенно особый тип людей и пытается осмыслить свой опыт общения с ними. Герои подполья — это герои-нигилисты. Этот тип настолько полно представлен в романах Достоевского, что, очевидно, при создании его Холмс имел в виду опыт русского писателя. Роман «Бесы» можно сопоставить с романом «Иди», во-первых, по частоте используемых упоминаний и реминисценций, во-вторых, по характеру изображения подполья молодых людей со всеми их взаимоотношениями.