Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 87

Впервые он представил жизнь города во всем ее убожестве — не просто для того, чтобы показать, как условия жизни воздействуют на человека, как бы сделали это натуралисты, но для того, чтобы поднять проблему, как в этих условиях чувствующий человек может бороться за собственное достоинство. Он поднял хаотичный город до символа хаотичного нравственного мира человека, так что противоречия второго находят свою копию, двойника в контрастах первого. Он показал, без всяких абстракций, человеческое сознание, борющееся в мире, где существует всего несколько представлений о нормальности, борющееся с ужасной, невообразимой свободой, одинокое, утратившее корни, чтобы вновь найти условия для живой жизни. Борьба эта по своей природе интеллектуальна, соблазны являются идеологическими. В современном мегаполисе можно обнаружить частично миф о городе и Диккенса, и Бальзака. Но наши личные и коллективные страхи и неуверенность, наша постоянная борьба с тем, что экзистенциалисты называют абсурдом, отражены только в мифе о самом отвлеченном и самом тоскливом городе мира, герои которого навсегда бесцельно и рассеянно бредут по его улицам».

Фундаментальный труд Фангера «Достоевский и романтический реализм» до сих пор остается одной из лучших американских работ, посвященных городу в творчестве Достоевского. К сожалению, это исследование мало известно отечественным литературоведам, тем интереснее представить его в связи с рассмотрением Дж. К. Холмсом вопроса о развитии мифа о городе Достоевского. Весьма уместно использовать выводы Фангера по нескольким причинам: он представляет американскую точку зрения на проблему, будучи современником Холмса, испытывает влияние тех же направлений в литературе и культуре, что и Холмс, в частности экзистенциализма.