Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 20

Учение о перцептах излагается преимущественно в терминах теории либидо, главным образом в серии генетических утверждений, касающихся личности. Ядерную концепцию составляет сложная констелляция эдипова треугольника и его участь. Закономерное взаимодействие перцептов и их припоминаний скрытым образом присутствует там, где Фрейд обычно говорит о парапраксиях, симптоматике и формировании характера. Влияние прежних перцептов на существующую апперцепцию подразумевается в понятии защитного механизма и в генетическом толковании существующего поведения.

В этом свете теорию либидо можно рассматривать как включенные утверждения, касающиеся истории восприятия орального, анального и полового стимулов, и реакции на них значимых взрослых (родительских фигур). Поскольку психоанализ развивался как клиническая эмпирическая наука, в которой истоки методологии проявляются только теперь, нет различий, лежащих в основе гипотезы научения и действительных результатов. Он описывает воздействие ранней оральной фрустрации индивида, не утверждая, что идея эффекта края согласуется с допущением важности раннего опыта. Он не исследует системно в терминах награды и наказания влияние материнской реакции на процесс приучения к горшку, но тем не менее имеет дело с эффектом, который материнский образ будет производить на последующее восприятие индивида собственных телесных функций. То есть перцептивный образ матери будет оказывать определяющее воздействие на последующие восприятия. Идею, что «ребенок идентифицируется с матерью», можно считать фактом того, что ребенок воспринимает мать и сохраняет память этого перцепта. Ребенок обучается связывать удовольствие или избегание эмоциональной анестезии с материнским перцептом. Так происходит научение поведению, соответствующему требованиям матери, которое позволяет избежать эмоциональной анестезии, возникающей из неорганической реальности (ребенок может обжечься) или из материнского неодобрения, которое может принять форму лишения любви или настоящего физически болезненного наказания. Перцептивная память о матери становится направляющим образом, мотивированным желанием избежать эмоциональной анестезии, оказывающей избирательное влияние на поведение; она становится частью системы «я» ребенка, или на языке Фрейда — эго-идеалом.