Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 63

Широкое распространение подобных взглядов порождает нечто вроде презрения к внешним проявлениям психической жизни. Осознанные рассказы клиентов отвергаются как не стоящие доверия, а разбору текущих проявлений мотивов предпочитают прослеживание поведения субъекта на более ранних стадиях развития. Индивид потерял право на доверие. И в то время когда он занят обустройством своей жизни в настоящем и будущем, большинство психологов заняты раскопками его прошлого.

Теперь становится понятно, почему методы, изобретенные Юнгом, Роршахом, Мерреем пользуются такой популярностью у психодиагностиков. Эти методы не требуют от субъекта рассказа о его интересах, о том, что он хочет и что пытается сделать. Они также и не спрашивают напрямую о его отношениях с родителями и другими значимыми людьми. Они делают выводы об этих отношениях полностью на основании вымышленных идентификаций. Этот непрямой, скрытый подход к мотивации настолько популярен, что многие клиницисты и университетские центры уделяют подобным методам диагностики гораздо больше времени, чем любым другим.

Однако иногда клиент может шокировать своего «проективного» психолога вторжением своего неожиданного сознательного отчета. Мне рассказали об истории пациента, который отметил, что карточки теста Роршаха наводят его на мысли о половых сношениях. Клиницист, рассчитывая зацепить скрытый комплекс, спросил почему. «О, — ответил пациент, — да потому, что я думаю о сексе всегда и везде». Едва ли для выяснения этой мотивации клиницисту на самом деле требовался Роршах.

Большинство психологов предпочитают подступать к потребностям и конфликтам личности окольными путями. И объясняется это, конечно, тем, что каждый человек, даже невротик, достаточно хорошо приспосабливается к требованиям реальности и только в бесструктурной проективной ситуации проявляет свои истинные потребности и тревоги. «Проективные тесты, — пишет Стегнер (Stagner, 1951), — более диагностичны, чем реальные события». На мой взгляд, это бескомпромиссное заявление представляет собой кульминацию столетней эры иррационализма и недоверия. Неужели субъект не имеет права на доверие?