Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 75

Конечно, мы не можем отрицать, что базовые влечения действительно направлены на редукцию напряжения. Примерами могут служить потребность в кислороде, голод, жажда, угроза физического уничтожения. Но эти влечения не являются подходящей моделью для всех мотивов нормального взрослого человека. Гольдштейн отмечает, что те пациенты, которые ищут только редукции напряжения, явно нездоровы. Они находятся в раздраженном состоянии, от которого хотят избавиться. В их интересах нет ничего творческого. Они не могут принять страданий, сдерживания или фрустрации как случайные инциденты на пути достижения реализации ценностей. Нормальные люди, напротив, руководствуются главным образом мотивом самоактуализации. Их психогенетические интересы определенным образом поддерживают и направляют напряжение, а не способствуют его избеганию (Goldstein, 1940).

Я думаю, нам следует согласиться с утверждением Гольдштейна о том, что поиск редукции напряжения не является адекватным состоянием зрелых психогенетических мотивов. В момент своей инаугурации в качестве президента Гарварда Джеймс Конант (James Conant) отметил, что он принимает обязанности «радостно, но с тяжелым сердцем». Он понимал, что, приступая к новой работе, он не снизит напряжения. Напряжение будет возрастать и возрастать, а временами окажется просто невыносимым. Несмотря на то, что ежедневно ему придется иметь дело с огромным количеством дел и чувствовать облегчение, обязанности будут все прибавляться и даже огромные траты энергии не смогут привести к какому-либо равновесию. Психогенические интересы заставляют нас бесконечно усложнять нашу жизнь и вносить в нее напряжение. «Стремление к равновесию», «редукция напряжения», «влечение к смерти» — все это тривиальные и ошибочные представления о мотивации нормального взрослого.

Как я уже говорил, в последние годы в теории произошел некий переворот. Некоторые специалисты по военным неврозам пишут о редукции напряжения. Они говорят об «устойчивой эго-структуре» и «слабой эго-структуре». Гринкер и Спайгель утверждают: «Когда эго становится сильнее, терапевт требует со стороны пациента уменьшения независимости и активности» (Grinker and Spiegel, 1945).