Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 104

Почему же на основании данных проективных методов так сложно делать прогнозы? Каковы теоретические и практические факторы, обуславливающие низкий процент правильных прогнозов? Этот фактор опять же выводится из первого положения, а именно, что эти тесты выявляют главным образом образцы поведения, на основании которых строятся предположительные заключения. Строго говоря, предположения не являются исключительной прерогативой проективных методов, они присущи психиатрии и психодинамической теории личности в целом. То есть выводы, которые может делать интерпретатор, зависят не только от степени его знакомства с психодинамическими принципами, но и от современного состояния данной науки. Каждый день психологи и психиатры сталкиваются со случаями необъяснимой и непредсказуемой связи причин и следствий в тонкой душевной организации индивида. Устанавливая в каждом конкретном случае последовательный ход развития существующей патологии, мы прекрасно понимаем, что владеем информацией лишь об очень небольшой части вовлеченных в процесс факторов. Это происходит не только потому, что практически любая детская ситуация, почти любое родительское отношение могут послужить причиной плохой приспособленности, но и потому, что степень психических травм и нарушений слишком мало соответствует реально существующей личности. Как часто мы бываем поражены, когда, выслушав историю пациента, рассказ о перенесенных травмах, обнаруживаем относительно интегрированную личность; или бываем озадачены, вскрыв с помощью теста Роршаха внутреннюю патологию в, казалось бы, клинически здоровом индивиде. Мы часто задаемся вопросом: «Что является причиной этого?» И наоборот, часто тщетно пытаемся найти достаточно вескую причину для появления глубинных нарушений при детской или взрослой шизофрении. Каждый день мы сталкиваемся с тем, что один и тот же симптом может быть следствием совершенно разных болезней, и в то же время одна болезнь может проявляться огромным количеством различных симптомов. Итак, мы подошли к проблеме, которая до сих пор не решена в психиатрии и является основным вопросом в психологии личности. Не слишком ли дерзко и неразумно мы себя ведем, когда ожидаем от проективных методик того, чего все еще не может сделать клиническая психиатрия? Не пытаемся ли мы наделить их магической силой в несбыточной надежде, что они могут снабдить нас «недостающим звеном», самым важным на сегодняшний день в психологии личности?