Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 507


Рис. 41. «Схематическая аналогия» Шнейдмана

Называются разные первоисточники «теории уровней», но нам больше подойдет рассмотрение «Схематической аналогии» (рис. 41), придуманной Шнейдманом в 1949 году. Мы надеемся, что читатель поймет эту «аналогию», даже при некотором ее упрощении. Шнейдман прокомментировал «рисуночные тематические» тесты следующим образом: «Испытуемый думает, что он сознательно контролирует процесс тестирования, тогда как внутренние силы теста, подобные мотору, направляются в подсознание испытуемого и побуждают его к ответу». Эти слова Шнейдмана отражают его веру в то, что «глубинные» уровни личности недоступны для самой личности настолько, насколько они открываются внешнему наблюдателю. Следующий шаг был сделан в связи с часто цитируемым утверждением Ханфмана и Гетцела (Hanfman and Getzel): «Мы можем изобразить личность в виде различных пластов и наслоений, различающихся по степени доступности... в том числе и по степени доступности для самой личности». В дальнейшем этот вопрос разрабатывался Стоуном и Деллисом (Stone and Dellis). Их научная работа была первой работой, в которой использовался термин «гипотезы уровней». Стоун и Деллис распространили понятие «приемлемость» на материал, касающийся патологии и процессов вытеснения. Дискутируя с более ранними авторами, они также заявили, что, чем более структурированы проективные (или другие) стимулы, тем легче справиться с ними на «поверхностном» уровне. Это заявление имеет огромное значение для всей проективной практики: неструктурированный инструментарий, который символически изображен Шнейдманом в виде субмарины «Роршах», выявляет скорее патологический материал, тогда как, скажем, техники незавершенных предложений или средства оценки когнитивных способностей, таких как индикатор Векслера, являются диагностическими показателями. Если кто-либо будет готов принять как обоснованную иерархию структур известных проективных техник, то гипотеза уровней откроет перед ним новую структуру, благодаря которой доказательства патологии легко обнаруживаются в проективном тестировании. С другой стороны, большое разнообразие «уровней ответа» в рамках одной техники заставляет сомневаться в том, что эти подходы действительно обладают универсальной структурной организацией. Мерштейн и Волф (Murstein and Wolf), основываясь на своем исследовании, предположили, что «эффект уровней» характерен для здоровых и не характерен для психически больных испытуемых. Скорее всего, «эффект уровней» является функцией индивидуального сознания, хотя по отношению к определенным стимулам такое сознание можно наблюдать у большинства испытуемых. Коулман (Coleman) связывает это сознание с целью проективного теста или с соответствием ответа испытуемого тому, что он в действительности обнаруживает. Проще говоря, это касается восприятия, непосредственно вызываемого стимулом. Вышесказанное относится к концепции с довольно странным названием — «стимульное притяжение». В этом названии отражена склонность проективных стимулов вызывать такого рода ответы.