Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 567

II. Дерево. Рассматриваемый в качестве автопортрета рисунок дерева, по-видимому, представляет:

(1) Подсознательный образ самого себя. Считается, что дерево больше всего подходит для такой проекции, так как дефекты развития, искажения роста и формы, которые по своей природе в изображении человека воспринимались бы как уродство и, следовательно, вызывали бы защитные реакции у испытуемого, в рисунке дерева только способствуют передаче реализма.

Ранее в этом разделе уже говорилось о том, что ствол дерева, по-видимому, символизирует ощущение базового потенциала испытуемого; размеры и связь ветвей со стволом и их положение на странице рисуночной формы, по-видимому, указывают на способы поиска удовлетворения испытуемого; взаимосвязь между ветвями, вероятно, выражает гибкость и организацию доступных испытуемому способов поиска удовлетворения. О том, как интерпретируется корневая структура дерева, изображенная испытуемым (спонтанно во время рисуночной фазы или по просьбе исследователя в ПРО), четкого представления пока нет. Вероятно, для большинства испытуемых корневая структура при поверхностной интерпретации представляет: (1) источники элементарного удовлетворения; (2) стабилизирующую силу внутри личности и (3) на более глубоком уровне — первичные, элементарные влечения.

Молодая женщина (диагн. психоневроз) нарисовала дерево, у которого остался только поврежденный, голый ствол, совершенно без ветвей. Позже было установлено, что, по ее мнению, дерево символизирует ее собственную неудовлетворенную, загубленную жизнь.

Мужчина (диагн. острая паранойя) с высоким уровнем интеллекта, который предчувствовал, что вскоре его ожидает госпитализация, нарисовал дерево с твердым, крепким стволом, мощными корнями, огромными, вызывающе торчащими и негнущимися, непропорциональными ветвями, которые ясно указали на ощущение сильного давления, исходящего из окружающего мира. В завершение он дополнил рисунок слабой штриховкой, которая передала его сильную тревогу. Спустя две недели, когда госпитализация стала необходимой, он нарисовал огромную (по сравнению с размерами страницы) плакучую иву с единственной линией ствола, в которой ближе к основанию угадывался определенный нажим, если говорить о качестве этой линии. В целом, дерево создавало впечатление слабого и окончательно покорившегося существа, в отличие от дерева, нарисованного двумя неделями раньше, которое как бы выражало бурное неповиновение. Это довольно редкий случай, когда серия рисунков отражает глобальную трансформацию личности, произошедшую в такой короткий срок.