Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 194

Недеяние китайских даосов, равно как и неделание мексиканских толтеков из числа новых видящих (описанные в книгах К. Кастанеды) – это прежде всего отказ от деятельности, основанной лишь на запросах «эго», когда стимулами оказываются сугубо плотские запросы или непосредственные реакции грубых органов чувств.

Из этого определения четко следует, что активное служение Богу, утверждение в жизни Божественных идеалов и высших человеческих ценностей, равно как и проведение богослужебных обрядов или священных ритуалов – все это относится к недеянию, хотя и выглядит порой как очень активная внешняя деятельность.

Возьмем, к примеру, святую Ксению Блаженную (Петербургскую): когда она ночью тайком таскала на вершины строительных лесов кирпичи, чтобы облегчить тяжелый труд каменщиков, – разве это не было недеянием?

Недеяние – это даже выше непосредственных обязанностей брахманов; недеяние – это уровень святых, подвижников, отшельников и чистых служителей Бога.

Какие могут быть нормы этики у затворников, занятых самосозерцанием и постоянным духовным упражнением? Какие могут быть мирские обязанности или нормы этики существуют у отрекшихся от мира православных монахов на горе Афон?

Все это, конечно, относится к тем, кто отрекся от мира. Но как быть тем, кто пребывает в мире, кто должен работать, чтобы прокормить самих себя и семью ? – Неужели для них Бог закрыт, и Царство Небесное оказывается недосягаемой «заоблачной далью»?