Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 528

Следует период, когда человек выражает себя бессчетными нежелательными способами, включая односторонность выше крыши, узколобый фанатизм, садизм, оправдываемый предположительно духовным мотивом (чему примером инквизиция), и некоторые формы умственной дезорганизации. Оккультно говоря, “огненное видение попаляет свою жертву, истребляя узы тесной дружбы между умом и мозгом”. Сжигающая астральная лихорадка необходимо воздействует на физическое тело, как и на личностное выражение, и реальные губительные последствия несчастья могут наблюдаться со стороны. Подчас сделать уже ничего нельзя; попытки помочь бесполезны. Мистик в текущей жизни причинил себе непоправимый вред. Целительное влияние смерти и интервал жизни вне физического плана должны сделать свое благое дело, прежде чем человек снова войдет в нормальное состояние и начнет трансмутировать свое Видение Добра, Красоты и Истины в рабочее выражение на плане повседневности; тогда он включит ум для решения проблемы; обнаружит, что видение — всего лишь отражение Плана Бога. Он узнает, что способность персонализировать устремление должна трансформироваться в способность деперсонализировать себя, прежде чем возможны мировое служение и сотрудничество с Иерархией.

4. Отрешенность. Вот одна из главных психологических трудностей, приводящая к известному феномену раскола. Справиться с ней — задача из труднейших. Мистик, неспособный видеть ничего, кроме своего видения, воспринимающий это видение лишь в виде символических форм, сексуального влечения, горячечного устремления и интенсивной мечты или желания, кончает тем, что порывает все достойные отношения как внутри себя (когда физическое тело находится в отрыве от эмоциональной жизни, а ум занят чем-то еще), так и с окружающими, стряхнув с себя всякую за них ответственность, и живет исключительно в мире собственного изготовления: отрешенный, застывший, безучастный к нормальным попечениям или человеческим зовам. Это иногда вызывается неосознанным желанием бежать от ответственности, от боли и занудства ежедневного быта, да от цепких рук тех, кто его любит; это может всплыть из ранней жизни освоения мистического опыта, который мистик должен в настоящей жизни упорно трансцендировать и перерасти, ибо он послужил своей цели и сделал свое дело. Это неверная отрешенность.
[ААБ «Эзотерическая психология», том 2, с. 219-220]