Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Страница 656

Жужжание сделалось невыносимо громким и превратилось в самый настоящий белый шум — в нем словно соединились все возможные в этом мире звуки. Серединка цветка схлопнулась, образовав стебель, лепестки трансформировались в листья, и новый — двенадцатилепестковый — цветок распустился по той же самой схеме в моей грудной клетке точно на уровне сердца. Я почувствовал, как вздрогнул и радостно встрепенулся прижавшийся к позвоночнику заспинный дракон. Теперь из бесконечного корня, по которому в мое тело струилась странная сила, рос довольно высокий световой цветок с тремя розетками листьев, обращенных острыми кончиками вверх. Двенадцать лепестков этого цветка были изумрудно-зелеными, а серединка... Серединки не было вообще, вместо нее я видел внутри себя шестигранное пространство пронзенной белым стеблем дымчато-серой пустоты. Сквозь это пространство я заметил, как внизу — вокруг первой, второй и третьей розеток листьев — возникла сложная геометрическая фигура, составленная неисчислимым множеством образованных тонкими разноцветными лучами треугольников, пересекавшихся друг с другом наподобие объемной многолучевой звезды. Потом в никакой серединке верхнего цветка засверкали золотые молнии, он схлопнулся, превратившись в розетку зеленых листьев, и я перестал видеть геометрическую звезду в нижней части своего туловища.

Белый стебель пронзил изумрудную розетку и вытянулся вверх. На уровне горла он собрался в шарик, который взорвался свистящим шипением и выплеснул из себя дивный ярко-голубой цветок с пурпурно-рубиновой серединкой. Просуществовав буквально мгновение — по крайней мере, так мне показалось — этот цветок превратился в розетку голубых с рубиновыми прожилками листьев. Их было много — не меньше пятнадцати. Я почему-то решил, что их должно быть шестнадцать.