Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Глава 21. Школа и дошкольное воспитание после Великой Октябрьской социалистической революции (1917-1920 гг.)

С первых дней установления Советской власти в стране началась работа по созданию новой системы народного образования.

9 ноября 1917 г. была создана Государственная комиссия по просвещению во главе с А. В. Луначарским, которая должна была подготовить в кратчайший срок проекты новых законов по организации народного образования.

Специальным постановлением от 11 декабря 1917 г. все учебные заведения, находившиеся в ведении православной церкви, преобразовывались в светские и передавались Наркомпросу.

20 января 1918 г. был принят подписанный В. И. Лениным декрет “О свободе совести, церковных и религиозных обществах”, провозгласивший отделение церкви от государства и школы от церкви. Декрет объявил свободу совести и вероисповедания, запретил преподавание в школах религии и выполнение религиозных обрядов, устранял влияние церкви на учебный процесс.

Были изданы также декреты, ликвидировавшие сословные и национальные ограничения, уничтожена прежняя неравноправность женщин в области народного образования (как и других областях общественной жизни). В мае 1918 г. постановлением Наркомпроса было введено совместное обучение мальчиков и девочек в школах.

Проведение в жизнь указанных выше декретов и мероприятий Советского правительства встретило сначала сопротивление не только контрреволюционных элементов — буржуазии, помещиков, но и некоторой части интеллигенции.

Коммунистической партии и Советскому правительству удалось преодолеть это сопротивление, привлечь на сторону Советской власти многих педагогов и. уже вместе с ними успешно продолжить революционную перестройку школы.

Большая часть учителей радостно встретили Октябрьскую революцию. Настроение их хорошо выразил в тот период А. С. Макаренко, бывший в 1917 г. учителем высшего начального училища. “После Октября передо мной открылись большие перспективы,— писал он.— Мы, педагоги, тогда так опьянели от этих перспектив, что и себя не помнили”.

В. И. Ленин призывал учителей слиться с борющимися против буржуазии массами трудящихся. Он рекомендовал органам народного образования вести с учителями терпеливую работу, перевоспитывать их, так как большинство учителей, будучи воспитано в учебных заведениях царского времени в духе, враждебном пролетариату, не могло сразу понять значения, задач, перспектив Октябрьской революции.

В 1918 г. было проведено в центре и на местах 164 учительских съезда и 81 съезд работников отделов народного образования. На съездах освещались политические вопросы и велась энергичная пропаганда революционных принципов организации народного образования, гуманистических целей советской школы.

В конце августа 1918 г. был созван I Всероссийский съезд по просвещению, на котором была одобрена новая система единой школы с двумя ступенями: первая ступень — 5 лет, вторая — 4 года; в совокупности обе ступени составляли полную среднюю общеобразовательную школу. Этим была ликвидирована крайняя разнотипность общеобразовательных школ, имевшая место до Октябрьской революции. На съезде были рассмотрены также важнейшие вопросы организации всех отраслей. народного образования — дошкольного воспитания, школы и внешкольного образования взрослых. Огромное политическое значение имело выступление на этом съезде В. И. Ленина, который в своей речи вскрыл классовую сущность буржуазной школы, ярко осветил связь культурной работы в Советской республике с задачами социалистической революции.

Выступая на II Всероссийском съезде учителей-интернационалистов, В. И. Ленин призвал их создать “широкий, охватывающий огромные массы учителей, профессиональный союз учителей, союз, который встанет решительно на почву советской платформы и борьбы за социализм...

В 1919 г. на VIII съезде РКП (б) была принята Программа партии, проект которой разработал В. И. Ленин. В части ее, относящейся к народному образованию, было записано: “В области народного просвещения РКП ставит своей задачей довести до конца начатое с Октябрьской революции 1917 г. дело превращения школы из орудия классового господства буржуазии в орудие полного уничтожения деления общества на классы, в орудие коммунистического перерождения общества.

В период диктатуры пролетариата, т. е. в период подготовки условий, делающих возможным полное осуществление коммунизма, школа должна быть не только проводником принципов коммунизма вообще, но и проводником идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся масс в целях воспитания поколения, способного окончательно установить коммунизм.

26 декабря 1919 г. был принят разработанный по инициативе В. И. Ленина и подписанный им декрет “О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР”, который обязывал всех жителей Советской республики до 50 лет обучиться грамоте на русском или родном языке. По всей стране возникли десятки тысяч пунктов ликвидации неграмотности и школ для малограмотных. Учителя, комсомольцы, люди самых различных профессий с большим подъемом в порядке общественной работы вели обучение в этих школах. Они занимались также с небольшими группами неграмотных (в 3—4 человека) и даже с одиночками. Это был в полном смысле слова всенародный поход против безграмотности, возглавляемый состоявшей в системе Наркомпроса Всероссийской чрезвычайной комиссией по ликвидации безграмотности (ВЧКЛБ).

Перед первой мировой войной 1914—1918 гг. в царской России насчитывалось свыше 2,5 миллионов беспризорных детей. За время этой войны, за годы интервенции и гражданской войны количество бездомных детей еще увеличилось. Перед Советским правительством остро встала задача борьбы с беспризорностью детей. Надо было спасти сотни тысяч детей от физической гибели и морального разложения. Для этого были созданы детские дома. К началу 1921 г. в республике существовало уже свыше 5 тысяч детских домов, в которых воспитывалось 260 тысяч детей. В следующем году число детских домов достигло 7815 с 415 тысячами воспитанников.

После победы Великой Октябрьской социалистической революции в центре развернулась борьба за Советскую власть на окраинах бывшей Российской империи, населенных нерусскими народами. Изданная Советским правительством “Декларация прав народов России провозгласила равенство всех народов России, их право на свободное самоопределение и свободное развитие. Был образован Народный комиссариат по делам национальностей. С 1918 г. в местностях, населенных нерусскими народами, стали создаваться на родных языках этих народов органы управления, суд, школы и просветительные учреждения. В Народном комиссариате по делам национальностей была образована сначала культурно-просветительная комиссия, а затем национальные культурно-просветительные отделы (Белорусский, Латышский, Татаро-Башкирский, Украинский, Киргизский и др.). В течение 1919—1920 гг. в Москве и на, местах были созваны съезды по просвещению нерусских национальностей (Всероссийское совещание по просвещению национальностей — Москва, 1919 г.; съезд по просвещению чувашей — Казань, 1919 г.; съезд работников просвещения мари — Казань, 1920. г. и др.).

Началась усиленная работа по подготовке национальных педагогических кадров, по изданию учебников на национальных языках, а для народов, не имевших письменности, — по созданию алфавитов на языках этих народов.

Несмотря на очень трудные условия (гражданскую войну, продовольственные затруднения, отсутствие национальных кадров учителей и др.), за короткое время 1918—1920 гг. число учащихся в некоторых национальных районах выросло по сравнению с дореволюционным временем в 2—3 раза.

Огромным достижением было создание для нерусских народов светских средних общеобразовательных школ.

В 1920 г. Наркомпрос опубликовал учебный план советской школы. В объяснительной записке указывалось, что занятия в первой группе являются продолжением занятий детского сада: по развитию речи, обучению грамоте и счету, ознакомлению с природой, рисованию, пению и др.

В дальнейшем учебные планы советской школы многократно перерабатывались, совершенствовались, однако характерные черты, отличающие учебные планы советской школы от учебных планов дореволюционной России и современных капиталистических стран, ярко выражены в этом первом по времени учебном плане: 1) разносторонний состав учебных предметов, включающий гуманитарные, физико-математические и биологические науки; 2) большое число учебных часов на язык и литературу (38 часов) и на математику (36 часов); 3) на естествознание, физику и химию (в общей сложности 48 часов); 4) значительное число часов на физическое воспитание (16 часов) и на искусство (21 час).

2—10 октября 1920 г. в Москве состоялся III съезд Российского Коммунистического Союза Молодежи. В первый же день на съезде выступил В. И. Ленин с речью о задачах Союзов молодежи, которая явилась выдающимся произведением марксизма-ленинизма, боевой программой коммунистического воспитания. Ленин указал, что задача молодежи — завершить начатое старшим поколением коммунистов дело построения коммунистического общества и реализовать те идеи и принципы воспитания, образования и обучения, которые были провозглашены Программой Коммунистической партии.

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОШКОЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ В 1917—1920 гг.

Развитие советской системы дошкольного воспитания неразрывно связано с развитием социалистического общества и процессом раскрепощения женщин и вовлечения их в общественно-политическую жизнь страны. Без привлечения женщин к самостоятельному участию не только в политической жизни вообще, но и к постоянной общественной службе нельзя говорить не только о социализме, но и о полной и прочной демократии.

Становление советской системы общественного дошкольного воспитания проходило в очень трудных условиях. Это были годы экономической разрухи, обостренной классовой борьбы, к тому же у большинства организаторов дошкольного дела отсутствовал практический опыт, не была разработана теория вопроса. И вместе с тем работали люди с небывалым энтузиазмом, велись массовые творческие поиски эффективных путей и методов воспитания, разрабатывалась теория дошкольной педагогики на основе марксизма-ленинизма. Повседневная забота Коммунистической партии и лично В. И. Ленина помогали работникам в преодолении трудностей.

С первых дней установления Советской власти забота о детях, охране здоровья матери и ребенка были объявлены государственным делом. Отпускались огромные ассигнования на организацию детских учреждений, подготовку кадров дошкольных работников, научную работу в этой области и другие нужды. Детским учреждениям передавались царские дворцы и барские особняки, мебель, посуда, они снабжались мануфактурой, обувью и пр., обеспечивалось бесплатное питание детей. При Наркомпросе был создан специальный Совет защиты детей. Позже возникло добровольное общество “Друг детей”. В Москве и Петрограде впервые были организованы научно-исследовательские институты материнства и младенчества, открыт первый в стране педиатрический институт для подготовки детских врачей. Повсеместно стали открываться ясли и детские сады. “... Условия и военные, и продовольственные... препятствуют нам в этой работе,— говорил В. И. Ленин.— Но все же надо сказать, что учреждения эти, избавляющие женщин от положения домашней рабыни, возникают всюду, где только есть малейшая к тому возможность.

Специальным декретом Совнаркома дошкольное воспитание было включено в единую систему народного образования. В декларации “О дошкольном воспитании от 20 декабря 1917 г. указывалось, что система дошкольного воспитания должна “являться составной частью всей школьной системы и должна быть органически связана в одно целое со всей системой народного образования”.

В “Положении о единой трудовой школе” (1918) тоже подчеркивалось, что “вся система нормальных школ от детского сада до университета представляет собой одну школу, одну непрерывную лестницу”.

В Народном комиссариате по просвещению дошкольному воспитанию уделялось большое внимание. Активное участие в создании системы общественного дошкольного воспитания принимала Н. К. Крупская. Ей принадлежит огромная роль в определении основной политической, линии в области советского дошкольного воспитания, в разработке его теории и практики.

Задачи общественного дошкольного воспитания были четко определены в Программе партии, где указано, что оно является одной из основ “школьного и просветительного дела”, первой ступенью коммунистического воспитания и подготовки к школе. Дошкольные учреждения и школа должны оказывать помощь семье в осуществлении этих задач. Для этого необходимо “создание сети дошкольных учреждений: яслей, садов, очагов и т. п., в целях улучшения общественного воспитания и раскрепощения женщины.

Нарком просвещения А. В. Луначарский высоко оценивал значение дошкольного воспитания и для подготовки “социалистического поколения”, и для строительства новой, советской школы, для которой оно, по его словам, должно являться “прочным фундаментом”.

В “Декларации Наркомпроса по дошкольному воспитанию (1920), подписанной Луначарским, указывалось, что дошкольное воспитание — “одна из насущнейших задач нашей борьбы”; в этой же декларации все отделы народного образования, педагоги, родители, профессиональные союзы горячо призывались понять всю важность этой задачи и приложить к ее решению максимум сил и забот.

При Наркомпросе был создан дошкольный отдел, и его заведующей назначена Д. А. Лазуркина, окончившая Высшие курсы П. Ф. Лесгафта, профессиональный революционер. Отделу надлежало организовать работу на всей территории Советского государства. Первой ступенью непосредственного общения дошкольного отдела с периферией были республиканские совещания заведующих местными дошкольными подотделами. На этих совещаниях заслушивались отчеты о состоянии дошкольного дела на местах, коллективно обсуждались наиболее актуальные вопросы, намечались задачи дальнейшей работы, пути их осуществления. Кардинальные вопросы, связанные с основной политической линией в области дошкольного воспитания, решались на конференциях, съездах, которым предшествовала большая подготовительная работа как в центре, так и на местах.

Очень тормозило развитие общественного дошкольного воспитания отсутствие кадров. Свою деятельность дошкольный отдел Наркомпроса в 1917 г. начал с обращения ко всем, работавшим в области дошкольного воспитания, призывая их немедленно включиться в работу. Одновременно на местах были организованы краткосрочные курсы для подготовки воспитателей из среды работниц фабрик и заводов.

В 1918 г. дошкольный отдел, несмотря на огромные трудности с транспортом, питанием, общежитиями, непрерывно организовывал такие курсы в Москве и специальные курсы по подготовке инструкторов. Слушатели курсов привозили с собой материалы о работе местных детских учреждений, их анализу на курсах уделялось большое внимание. В составе слушателей было много представителей национальных республик и областей: Азербайджана, Белоруссии, Туркестана, Дагестана, Чувашии, Татарии и др. В учебный план курсов, разработанный дошкольным отделом Наркомпроса, входили такие дисциплины, как психология детского возраста и педагогическая психология, социальное воспитание, гигиена детства, введение в мир природы, организация дошкольного воспитания, обзор педагогических учений, детская литература, развитие речи, игры, пение, музыка, ручной труд, лепка, рисование. Наряду с лекциями большое внимание уделялось практическим занятиям. На них активно выступали сами слушатели, обменивались опытом, проявляя свое творчество. Будущих воспитателей учили наблюдать, анализировать опытную работу; одним из основных требований выдвигалось повседневное изучение детей.

Дошкольный отдел всемерно способствовал подготовке воспитателей на местах. Организовывались специальные курсы. В сентябре 1919 г. была созвана конференция организаторов местных курсов, на которой их ознакомили с принципами организации местных курсов и предложили для них программный материал. Большое внимание обращалось на подготовку на местах национальных кадров, которые могли бы обеспечить воспитательную работу на родном языке. Так, в Казани с 1919 г. проводили курсы для татар и других народов Поволжья.

В национальных республиках работа по организации детских учреждений и подготовке кадров осуществлялась в трудных условиях острой классовой борьбы, религиозного фанатизма, укоренившихся представлений о полном бесправии женщин. В Средней Азии, например, женщины-активистки из сельских районов появились на местных курсах подготовки воспитательниц только в 1922 г.

В первые же годы были открыты дошкольные отделения при Московском, Самарском университетах. Институт дошкольного воспитания в Петрограде. Дошкольные отделения были организованы и при некоторых институтах народного образования: Владимирском, Красноярском, Курском, Саратовском, Московской академии народного образования, реорганизованной впоследствии в Академию коммунистического воспитания имени Н. К. Крупской, и др.

Инструкторы дошкольного отдела Наркомпроса часто выезжали на места на длительный срок, помогали в организации и проведении конференций, курсов, выделении опытных учреждений, помогали собирать и анализировать практический опыт, налаживать воспитательную работу в детских садах.

Основной линией руководства дошкольного отдела Наркомпроса организационно-педагогической работой на местах было привлечение широких масс дошкольных работников к активному участию в поисках новых путей, коллективное обсуждение организационно-педагогических вопросов, учет приобретаемого опыта работы.

По инициативе и при активном участии Д. А. Лазуркиной стал издаваться. “Бюллетень дошкольного отдела Наркомпроса (1918—1922), который ставил своей задачей “учесть всю педагогическую работу дошкольных учреждений, слив ее в одно общее русло, и сделать лучший опыт общим достоянием”. “Бюллетень...” сыграл большую роль в доведении до работающих в провинции оперативных указаний к решению неотложных задач, в обмене опытом работы.

Дошкольный отдел стремился привлечь к научной и методической работе всех дореволюционных специалистов. Так, были привлечены: Л. К. Шлегер, С. Т. Шацкий, В. Н. Шацкая, Е. А. Флёрина, М. X. Свентицкая, Л. И. Чулицкая, Е. И. Тихеева и др. Широко привлекались к методической работе и работе на курсах психологи, физиологи, биологи, искусствоведы, художники, специалисты по ручному труду и другие специалисты.

ПЕРВЫЕ НАЧИНАНИЯ В ОБЛАСТИ РАЗРАБОТКИ ТЕОРИИ ДОШКОЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ И СИСТЕМЫ РАБОТЫ ДОШКОЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла широкие перспективы для научной разработки вопросов теории и практики общей и дошкольной педагогики, для создания советской системы коммунистического воспитания, первой ступенью которой является общественное дошкольное воспитание.

Дошкольный отдел Наркомпроса стремился к “научной постановке дела”, к разработке вопросов воспитания путем научных исследований.

В 1918 г. при дошкольном отделе был открыт Дошкольный институт под руководством К. Н. Корнилова, который должен был стать “всероссийским центром по изучению физической и духовной природы ребенка”. К работе института были привлечены крупные специалисты того времени — психологи, педагоги, врачи.

Корнилов Константин Николаевич (1879—1957) был убежденным сторонником общественного воспитания, Его работы “Общественное воспитание пролетарских детей”, “Очерк психологии ребенка дошкольного возраста”, “Методика исследования ребенка раннего возраста имели огромное значение и пользовались большой популярностью. В этих книгах автор стремился привить воспитателям интерес к изучению детской "психологии, сознание необходимости изучения детей в процессе воспитательной работы. При институте, руководимом К. Н. Корниловым, имелись психологическая лаборатория, детский сад и ясли, в которых велась научно-исследовательская работа и проводилась практика слушателей курсов. К проводимым в институте научным исследованиям широко привлекались воспитатели. Институт разработал программы для курсов инструкторов по дошкольному воспитанию, курсов воспитателей детских садов, программы подготовки работников для яслей.

Для педагогов проводился под руководством К. Н. Корнилова практический семинар “Организация систематических психологических наблюдений над детьми, их фиксация и проработка”, который посещали и воспитатели других московских детских учреждений.

На дошкольных курсах при институте К. Н. Корнилов читал курс детской психологии. В программу по психологии особым разделом включалось введение в практику изучения ребенка, которое ставило своей задачей дать слушателям “уменье наблюдать проявления ребенка, уменье их истолковывать, объяснять соответственными причинами”. Большое внимание уделялось в курсе применению психологических знаний в практической работе.

Институт рассылал на места специальные программы наблюдений, которые ставили целью “указать руководительницам детского сада на те основные пункты, исходя из которых они могли бы синтезировать, углублять свои наблюдения над проявлением душевной жизни ребенка, что должно дать ценный материал в их практической работе в детском саду при выработке плана занятий с детьми и при педагогическом воздействии на того или иного ребенка”.

В 1921 г. Институт дошкольного воспитания слился с Академией социального воспитания, а К. Н. Корнилов возглавил педагогический факультет 2-го Московского университета, где было отделение дошкольного воспитания. К. Н. Корнилов продолжал выступать перед дошкольными работниками с докладами о методах изучения ребенка и с критикой педологических схем. Он очень много сделал для того, чтобы создать систему общественного дошкольного воспитания.

Одновременно с Институтом дошкольного воспитания был открыт Центральный музей по дошкольному воспитанию. Музей ставил своей задачей не только воспроизвести историю развития педагогических систем дошкольного воспитания, но и стать центром сбора, анализа и пропаганды лучших достижений советской дошкольной теории и практики. “Музей лишь тогда будет источником, движущим дошкольное дело, когда будет отражать живую работу и научно освещать,— говорилось в обращении коллектива музея к дошкольным работникам.— Будем же вместе закладывать фундамент, на котором воздвигнется прекрасное здание общественного воспитания”.

Директор музея профессор Евгений Абрамович Аркин (1873—1948) вел большую научно-исследовательскую работу по изучению анатомо-физиологических особенностей детей и особое внимание уделял разработке вопросов физического воспитания и гигиены в дошкольном возрасте. Он создал фундаментальный труд “Дошкольный возраст, его особенности и гигиена (1921), который стал прекрасным пособием и для врачей, и для воспитателей. Сам Е. А. Аркин соединял в своем лице врача и педагога. Он был автором таких популярных работ, как “Письма о воспитании”, “Воспитание ребенка в семье”, выдержавших несколько изданий. В них он подчеркивал, что изучение анатомо-физиологических особенностей возраста основа изучения закономерностей развития психических свойств ребенка. “Кто не знает физиологии, не будет знать и психологии, и обратно”,— писал он.

В музее было два основных отдела — физического воспитания и педагогический; к его работе были привлечены врачи и педагоги. Е. А. Аркин руководил объединением врачей, прикрепленных к детский учреждениям, он стремился направить их на установление тесных контактов с воспитателями, говорил о совместной работе врачей и педагогов. Под руководством Е. А. Аркина работало несколько комиссий, объединявших врачей и педагогов. Так, в комиссии по игре разрабатывались медицинские и педагогические требования к играм детей как фактору их физического и всестороннего развития. Члены комиссии производили детальный анализ игр, рекомендованных для детских садов. Во врачебно-педагогической комиссии с привлечением врачей и художников были разработаны образцы оборудования детских учреждений, выполнялись чертежи, указывались размеры мебели.

Педагогическим отделом музея заведовала Евгения Александровна Флёрина (1889—1952). Художник по образованию, Е. А. Флёрина начала в 1915 г. педагогическую работу руководительницей детского сада общества “Труд и отдых”, где проводила также исследовательскую работу по изучению детского изобразительного творчества. Эту работу она продолжала и на дошкольном отделении Первой опытно станции Наркомпроса. Е. А. Флёрина принимала активное участие в работе дошкольного отдела Наркомпроса, читала лекции и вела практические занятия по изодеятельности на многих дошкольных курсах. учила слушателей курсов наблюдать за детьми, изучать их творчество. Флёрина широко привлекала дошкольниц к работе музея. Она проводила консультации, помогала собирать, изучать детское творчество, собирать для музея материал, отражающий практику советских дошкольных учреждений.

Научно-исследовательская работа велась и в Ленинграде, и в дошкольных институтах на периферии. Так, например, в дошкольном институте при Самарском университете, организованном по инициативе дошкольного отдела Наркомпроса, проводилась научно-исследовательская работа по физическому воспитанию.

Большое влияние на организацию работы дошкольных учреждений имел коллектив работников детского сада Первой опытной станции Наркомпроса, созданной на основе руководимого Л. К. Шлегер детского сада общества “Труд и отдых”. Его работе был придан широкий размах, значительно увеличен штат сотрудников, организованы методические кружки по дошкольному воспитанию для практических работников, велась работа по изучению возрастных особенностей детей младшего, среднего и старшего дошкольного возраста. Особое внимание обращалось на изучение детей семилетнего возраста. При опытной станции была организована постоянная выставка по дошкольному воспитанию, пропагандировавшая советские принципы организации и системы работы детских садов.

Большой популярностью пользовался детский сад М. X. Свентицкой, который она по своей инициативе передала в ведение Наркомпроса. Особенно ценными в этом саду были всесторонне разработанная методика обучения рассказыванию и опыт связи детского сада со школой.

На работу дошкольных учреждений Ленинграда оказывал влияние и опытный детский сад, возглавляемый Е. И. Тихеевой, которая одновременно была и одним из основных преподавателей Ленинградского института дошкольного воспитания. Практические работники и студенты ценили “метод Тихеевой” за определенность указаний по организации обстановки, развитию речи, сенсорному воспитанию, за доступность дидактических материалов, за четкую постановку вопросов обучения в дошкольном возрасте. Ценили также ее программу, определявшую в общих чертах объем навыков и знаний, доступных детям дошкольного возраста. Особенно углубленная работа велась в этом детском саду по развитию речи дошкольников.

В апреле 1919 г. после VIII съезда РКП (б), принявшего Программу партии, состоялся I Всероссийский съезд по дошкольному воспитанию, который должен был раскрыть сущность основных программных требований, касающихся общественного воспитания. В докладе Д. Л. Лазуркиной “Задачи социального воспитания в связи с новыми формами общественной жизни были выдвинуты следующие положения, которые должны были лечь в основу педагогической работы учреждений по дошкольному воспитанию: дошкольное воспитание осуществляет единые со школой задачи и должно воспитывать граждан Советской республики, будущих членов коммунистического общества; школа и дошкольные учреждения смогут правильно воспитывать детей при условии повседневной связи воспитания с жизнью, интересами и требованиями нового общественного строя; организация, содержание и методы воспитательной работы должны осуществляться с учетом возрастных особенностей детей; основным типом дошкольного учреждения должен быть детский сад-очаг с длительным сроком пребывания в нем детей, чтобы помогать делу раскрепощения женщины и эффективнее осуществлять всестороннее развитие детей; учреждения общественного дошкольного воспитания должны способствовать переустройству старой семьи, установлению единых задач общественного и семейного воспитания воспитательная работа в детских садах должна вестись на родном языке детей “с внесением в формы родного языка того социалистического содержания, каким проникнуто все наше строительство”; органы народного образования обязаны заботиться о подготовке для этих учреждений работников, которые могли бы вести воспитательную работу и создавать пособия на родном языке детей; в детских садах должны работать педагоги, знающие ребенка и имеющие специальную подготовку: хорошие общественники, понимающие новые задачи воспитания и умеющие вести свою работу в контакте с общественностью и населением; важнейшую роль в успешном развитии дошкольного воспитания должна сыграть широко поставленная педагогическая пропаганда идеи дошкольного воспитания и вовлечение в дело дошкольного строительства общественных организаций и широких масс трудящихся, прежде всего самих женщин.

На съезде разгорелись оживленные споры и столкнулись разные точки зрения, не по всем обсуждаемым вопросам съезд пришел к единодушному решению. Некоторые дореволюционные деятели по дошкольному воспитанию считали, что и в Советском государстве воспитание детей дошкольною возраста должно быть отделено от политики, что основная цель воспитания ребенка — “естественное развитие”, главная роль в этом принадлежит семье, а потому не следует создавать дошкольные учреждения с длительным пребыванием в них детей.

Главным типом дошкольных учреждений продолжал оставаться шестичасовой детский сад.

Основные требования к организации, содержанию и методам работы детского сада были изложены в “Инструкции по ведению очага и детского сада”, опубликованной в 1919 г. В этом документе центральное место занимали вопросы организации обстановки, обеспечивающей проявление детской активности и инициативы. Для игр и занятий, кроме игрушек, рекомендовались самые разнообразные материалы: глина, песок, бросовый материал, различный строительный материал, цветные карандаши, краски, материалы для изготовления кукол, мячей, корзин; гвозди, набор инструментов по работе с деревом; рекомендовалось иметь в детских садах аквариумы, террариумы, живые уголки с растениями и животными.

“Инструкция...” рекомендовала проводить разнообразные занятия: рисование, лепку, разнообразный ручной труд, вырезывание, строительство из кубиков, кирпичиков и песка; пение, ритмические движения, слушание музыки, индивидуальные и групповые беседы, рассказывание, уход за растениями и животными, свободные и организованные игры детей. В ней обращалось большое внимание на развитие речи и уточнение детских представлений, на методику проведения индивидуальных и коллективных бесед. Для рассказывания рекомендовались народные сказки и доступная детям художественная литература, обращалось внимание на воспитание наблюдательности и любви к природе.

Большая забота проявлялась о создании в детских садах благоприятных условий для оздоровления и правильного физического развития детей, на организацию горячего питания, медицинского обслуживания.

К “Инструкции...” были приложены примерные схемы и указания по оборудованию, размеры мебели, разработанные специальной врачебно-педагогической комиссией при участии Е. А. Аркина, А. И. Чулицкой, а также перечень детских игрушек, подробные списки литературы, как детской, так и для воспитателей детских учреждений, указания по организации постоянных и передвижных выставок и библиотек.

В “Инструкции...” были учтены лучшие достижения русских дореволюционных методистов и советских воспитателей, научные данные об анатомо-физиологических особенностях детей дошкольного возраста, исключены формализм, механистичность, мистицизм, характерные для систем Фребеля и Монтессори.

Однако наряду с положительными указаниями в “Инструкции...” нашли отражение установки, характерные для теории “свободного воспитания”, не соответствующие задачам коммунистического воспитания детей. Сами задачи воспитания детей дошкольного возраста определялись несколько аполитично, обусловливались только особенностями этого возраста. Роль воспитателя сводилась главным образом к организации обстановки. “Инструкция...” подчеркивала, что выбор занятий должен исходить только от самих детей, участие детей в общих занятиях необязательно, расписание занятий недопустимо, детям нельзя давать никаких образцов, рекомендовалось избегать всяких руководящих указаний. По “Инструкции...” обучение грамоте должно “совершаться естественным путем, вытекая из соответствующей обстановки”, т. е. без определенной последовательности и системы. Это создавало трудности для последующего обучения детей грамоте в школе.

Руководители общественного дошкольного воспитания продолжали после съезда работу по созданию советской системы дошкольного воспитания. Выступая в печати, Д. А. Лазуркина призывала к борьбе с пустившим корни так называемым “свободным воспитанием”. На конкретных примерах она показывала, какое уродливое преломление на практике получают идеи “саморазвития ребенка”, противостоящие установкам на руководящую роль воспитания. Напутствуя выпускников дошкольных курсов, она указывала на недопустимость самотека в воспитательной работе, подчеркивала необходимость исходить из задач коммунистического воспитания, отыскивая разумные методы к их осуществлению.

Работавшие в массовых детских садах воспитатели, получившие дошкольную подготовку преимущественно на краткосрочных центральных и местных курсах, руководствовались полученными знаниями и передавали их другим воспитателям. Осуществляя указания “Инструкции...”, они частично использовали дидактические материалы Монтессори, готовили дидактические пособия, рекомендованные Е. И. Тихеевой, проводили занятия с бросовым материалом, рекомендованные Л. К. Шлегер. Много внимания уделялось играм детей, лепке, рисованию, рассказыванию сказок, пению. Где возможно, привлекались к работе музыкальные работники, но в организации занятий не было системы, она была больше ориентирована на текущие интересы детей.

Молодых работников воодушевляла возможность дать детям радостное детство, предоставить возможность свободного проявления их активности и инициативы. Многим казалось, что эти возможности обеспечивает система работы на основе теории “свободного воспитания”.

Оживленные дискуссии велись на специальных конференциях. Например, на конференции по теме “О трудовом начале в дошкольном учреждении” выявилось два направления в решении обсуждаемого вопроса. Одни стояли за полное самообслуживание в детском саду. Д. А. Лазуркина, Е. А. Аркин и большинство практических работников поддерживали другое мнение: труд следует вводить как воспитательный элемент. Надо выбирать такие виды труда, которые способствуют всестороннему развитию детей. Ребенку нужно давать работу, которая ему посильна и эффективна в воспитательном отношении.

Одним из важных вопросов, решаемых усилиями дошкольных работников в контакте с педагогами школы, был вопрос об установлении преемственности между детским садом и школой. Д. А. Лазуркина, К. Н. Корнилов, Л. К. Шлегер и другие неоднократно выступали с докладами и статьями на темы: “Детский сад — подготовительная ступень к школе”, “О работе с семилетками”. Дошкольный отдел, работая в большом контакте с отделом единой трудовой школы Наркомпроса, рассылал по разным городам совместные руководящие указания, намечавшие организационные формы совместной работы детского сада и школы.

На местах тоже шли поиски конкретных путей этих связей. Например, в Калуге была создана специальная комиссия по связи детского сада со школой из представителей от дошкольных и школьных работников, которая выработала специальную инструкцию. При детском саде были созданы опытные переходные группы, а при опытной школе была создана группа из детей, переданных из детского сада, где занятия велись методами дошкольного учреждения. Во многих детских садах учителя участвовали в работе старших групп детского сада.

После I съезда по дошкольному воспитанию было издано “Руководство по ведению очага и детского сада”, которое призывало воспитателей детских садов изучать детей, глубже анализировать свою работу, учитывать показатели развития детей. Почти в каждом учреждении велись дневники наблюдений за детьми, собирались рисунки и другие материалы занятий, отражающие интересы современного ребенка, что давало возможность вскрывать ошибки, проверять практикой положения, принятые на веру, и отыскивать более правильные пути.

Анализы результатов воспитательной работы с детьми очевидно показывали, что воспитание нельзя сводить к организации обстановки для “саморазвития ребенка”, — ребенка нужно воспитывать и направлять его поведение в соответствии с задачами воспитания. Наблюдение за играми и творчеством детей, изучение их интересов и поведения убедительно свидетельствовали, что ребенок. отражает в них увлекающие его явления окружающей жизни. Дети очень любят рассказы о героях революции, красочных советских демонстрациях, охотно и активно готовятся к проведению революционных праздников, поют революционные песни.

В отчете Рязанского детского сада имени Я. П. Полонского отмечалось, что “пассивное ожидание проявления интересов, идущих исключительно от самого ребенка, боязнь воспитателя проявить инициативу сковывало его, делало неуверенным, а детей дезорганизовывало. Каждый делал только то, что хотел, и не считался с другими”. Такие наблюдения помогали коллективам постигнуть на собственном опыте всю дезорганизующую роль “свободного воспитания”, прийти к выводам о необходимости выработки программы, четко определяющей объем навыков и знаний, методы работы. Так, например, на IV Вятской губернской конференции, проходившей в сентябре 1921 г., представитель Слободского района выступил с проектом коллективно разработанной программы, к составлению которой привел учет недостатков в подготовке детей к школе, отмеченный учителями. Конференция призвала к уточнению требований к воспитательной работе детского сада и приняла предложенную программу.