Путь в тысячу миль начинается с первого шага.
~ Конфуций

Меценаты

Глава 22. Советская школа и дошкольное воспитание в 1921—1930 гг.

РАЗВИТИЕ ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

После гражданской войну советский народ приступил к мирному строительству. В стране, разоренной длительной войной и иностранной интервенцией, надо было восстановить и реконструировать промышленность, всемерно развить производительные силы, поднять сельское хозяйство, организовать нормальную работу транспорта, наладить торговлю, одеть и накормить голодное и раздетое население. Все свои финансовые ресурсы государство должно было вкладывать в народное хозяйство — без поднятия производительной мощи страны не могло совершаться дальнейшее развитие культуры. Но в то же время возрождающаяся социалистическая промышленность нуждалась в хорошо подготовленных специалистах и квалифицированных рабочих. Культурные люди требовались и поднимающейся деревне.

В. И. Ленин во всех своих выступлениях, относящихся к этому времени, с особой остротой ставил вопрос о необходимости подъема культуры. Он подчеркивал, что без культурной революции невозможно превратить экономически отсталую Россию в передовую, могучую социалистическую державу.

В. И. Ленин считал необходимым изменить задачи и характер работы школы в соответствии с новыми задачами, вставшими перед Советской республикой, “не в том смысле, чтобы изменились самые основы и направление преподавания, а в том, чтобы приспособить характер деятельности к переходу на мирное строительство с широким планом промышленного и экономического преобразования страны...

В начале рассматриваемого периода в РСФСР была следующая школьная система: школа первой ступени — 4 класса (для детей 8—12 лет); школа-семилетка — 7 классов (для детей 8—15 лет); школа-девятилетка — 9 классов (для детей 8—17 лет). На Украине и в Белоруссии после школы-семилетки подростки могли поступить в техникум, VIII и IX классы общеобразовательной школы были преобразованы в начальные курсы техникумов и других профтехнических учебных заведений. С 1924 г. в РСФСР VIII—IX классы школ второй ступени тоже стали профессионализироваться и готовить учащихся к практической деятельности.

Важное место в системе народного образования занимали в то время возникшие в 1919 г. рабочие факультеты; они сделались основным типом общеобразовательной школы, готовившей молодежь к поступлению в высшие учебные заведения. Увеличившаяся сеть рабочих факультетов обеспечивала возможность пролетаризировать высшую школу, успешно осуществлять подготовку кадров трудовой интеллигенции. 75% выпускников рабочих факультетов поступало в вузы; индустриально-технические и социально-экономические вузы на 80—90% комплектовались рабфаковцами.

В рассматриваемый период возникли новые типы школ, которые готовили детей рабочих и крестьян к производственному труду в народном хозяйстве. С 1921 г. на предприятиях быстро развивались четырехгодичные школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), имевшие своей целью подготовку квалифицированных рабочих для промышленности и транспорта. В учебные планы ФЗУ наряду со специальными дисциплинами включались общеобразовательные предметы, благодаря чему учащиеся получали общее образование примерно в объеме школы-семилетки. С осени 1923 г. в сельских местностях стали открываться школы крестьянской молодежи (ШКМ), в создании которых самое активное участие принимал комсомол. ШКМ строились на базе начальной школы и имели трехлетний срок обучения. Они давали учащимся наряду с общим образованием знания по агрономии, технике и организации сельского хозяйства. Выполняя свою основную цель — готовить передовых культурных тружеников советской деревни, ШКМ в то же время обеспечивали своим выпускникам возможность продолжать образование в старших классах (VIII—IX) школ второй ступени или в техникумах и поступать затем в высшие учебные заведения.

Старшие классы второй ступени все более заполнялись детьми трудящихся. Усиливалась роль школы второй ступени в создании пролетарской интеллигенции, в подготовке контингента поступающих в вузы.

В 1923—1925 гг. Государственным ученым советом (ГУС) были составлены новые учебные государственные программы. Составители программ отказались от расположения материала по отдельным учебным предметам. Весь объем знаний, намеченный к изучению, был преподнесен в виде единого комплекса сведений о природе, труде и человеческом обществе. Программы ГУСа назывались комплексными. Этими программами пытались устранить существенный недостаток старой школы — разрыв между учебными школьными предметами, оторванность обучения от жизни.

Учебный материал школ первой ступени располагался по трем “колонкам”: “природа и человек”, “труд”, “общество”. Он постепенно расширялся как бы концентрическими кругами: в первом классе рассматривались вопросы жизни ребенка в семье и школе, во втором — вопросы жизни села или деревни, затем района, губернии, республики и т. д. Кроме того, вводились еще сезонные комплексные темы: “Первое мая — международный праздник трудящихся”, “Осенние работы в деревне”, “Великая Октябрьская социалистическая революция и т. д.

Для школы второй ступени (V—IX классы) комплексные программы ГУСа строились так же по тем же “колонкам”, но содержащийся в них материал раскрывался более пространно.

Преподавание по комплексным программам во всех классах школы велось довольно длительное время.

Программы ГУСа, безусловно, усиливали связь школы с общественно-политической жизнью страны, способствовали политическому развитию учащихся. Однако неправильное построение их по комплексным темам, а не по учебным предметам приводило к искусственным, надуманным связям между фактами и явлениями. Учебные предметы распадались на изолированные части, искусственно соединенные надуманной темой.

Отказ от проверенного жизнью принципа построения школьных программ по отдельным учебным предметам привел к бессистемному, отрывочному преподаванию. Школа, работавшая по программам ГУСа, не могла дать учащимся необходимых знаний. основ наук, не вырабатывала и не закрепляла у них прочных навыков по русскому языку, математике и другим предметам. Преподавание по программам ГУСа состояло в ежегодном повторении одного и того же учебного материала в связи с изучением во всех классах одних и тех же комплексных тем (“Первое мая”, “Октябрьская революция” и т. д.).

Однако, руководствуясь марксистско-ленинской теорией, директивными указаниями Коммунистической партии о школе, советские учителя с материалистических позиций и более широко освещали явления природы и человеческого общества; детей стали обучать использовать получаемые знания в практической жизни. В школах применялись методы и приемы учебной работы, которые способствовали развитию самостоятельности. и активности учащихся, воспитывали у них любовь к родному краю, к труду и трудящимся. Часто проводились экскурсии, наблюдения, организовывались практические работы учащихся в поле, на огороде, в саду. Но в методах учебной работы имели место ошибки и заблуждения: пропагандировался и кое-где в средних школах стал применяться так называемый Дальтон-план, созданный в США для достижения буржуазных целей воспитания.. Введение в советскую школу дальтоновского лабораторного плана вело к разрушению классно-урочной системы организации учебных занятий, к ликвидации уроков, к снижению эффективности учебных занятий и руководящей роли учителя, к нарушению важнейших принципов коммунистического воспитания школьников, к обезличке в учете знаний учащихся и т. п.

На 1927/28 учебный год Наркомпросом РСФСР были утверждены для школ второй ступени новые единые и обязательные учебные планы, что являлось положительным моментом в строительстве советской общеобразовательной школы. Учебный план 1927 г. для школ второй ступени включал учебные дисциплины, имевшие, в виду широкое, разностороннее, естественнонаучное, общественно-политическое образование учащихся, трудовое, физическое и эстетическое их воспитание.

Кроме общеобразовательных предметов, в VIII—IX классах школ второй ступени изучались еще различные специальные учебные дисциплины, выбор которых определялся уклонами, или специальностью, принятой для данной школы второй ступени.

Вместе с утверждением обязательного и единого учебного плана осенью 1927 г. была установлена для всех школ одинаковая продолжительность учебного года, причем в сельских местностях учебный год должен был продолжаться в I—IV классах 190 учебных дней и в V—VI классах — 200—205 учебных, дней, в городских начальных школах — 205 учебных дней и в школах второй ступени — 215 учебных дней.

Летом 1927 г. были разработаны и разосланы в школы новые комплексные программы, имевшие целью улучшить преподавание. В программах 1927 г. материал всех учебных дисциплин по-прежнему был расположен по колонкам “природа”, “труд”, “общество”, но был введен обязательный минимум систематических знаний и навыков по родному языку, математике и некоторым другим учебным предметам.

Такое установление твердого минимума систематических знаний и навыков, обязательность программ 1927 г. для всех учителей и школ, их стабильность и т. д. были, несомненно, шагом вперед. Но построение их на основе той же комплексности обусловило их существенные недостатки.

В 1929 г. Наркомпросом РСФСР вновь были изданы комплексно-проектные программы для советской школы, в которых имело место значительное сокращение общеобразовательного материала по всем основным учебным предметам и рекомендовалось применять заимствованный в буржуазной школе “метод проектов”, в соответствии с которым ликвидировались школьные группы (классы), их заменили звенья и бригады. Знания учащиеся должны были усвоить в процессе выполнения таких тем, как, например, “Поможем нашей фабрике (заводу, колхозу) выполнить промфинплан”, “Научимся разводить кур” и т. д.

Большое место в этих программах занимал общественно полезный труд, теоретическое и практическое обучение труду, что было полезно для дела политехнического обучения, однако занятия учащихся не связывались с одновременным и прочным овладением ими систематическими знаниями основ наук, а в учебные занятия вносилась недопустимая дезорганизация.

В резолюции июльского Пленума ЦК ВКП (б) 1928 г. было сформулировано требование о коренном улучшении учебной работы школы второй ступени. “Добиться, чтобы оканчивающие школу II ступени были подготовлены для поступления в вузы”,— говорилось в резолюции Пленума. Пленум обязал Наркомпрос развернуть широкую сеть семилетних и девятилетних школ в рабочих районах, позаботиться об улучшении материального положения пролетарских детей, поступавших в эти школы. 5 февраля 1929 г. Совнарком РСФСР принял постановление о введении десятилетнего срока обучения в средних школах.

Пленум ЦК ВКП (б), состоявшийся в 1929 г., снова предложил добиться решительного перелома в улучшении учебной работы средних общеобразовательных школ, в частности путем пересмотра их учебных программ.

РАЗВИТИЕ ДОШКОЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ (1921—1930 гг.)

Важнейшей задачей, вставшей перед страной с победой советского народа над силами контрреволюции, было восстановление разрушенного народного хозяйства. Все материальные средства были мобилизованы на построение экономического фундамента социализма. В связи с этим последовало вынужденное сокращение государственных ассигнований на народное образование. Дошкольные учреждения, как и школы, стали переводиться на местный, еще не окрепший бюджет, что повлекло за собой сильное сокращение сети дошкольных учреждений.

Назначенная заведующей дошкольным отделом Наркомпроса М. М. Виленская (1882—1948), имевшая большой опыт организации детских садов в Якутии, куда была выслана и провела в ссылке 10 лет, была выдающимся организатором. Она сумела объединить вокруг дошкольного отдела большой актив, в том числе из национальных республик и районов, представителей всех советских организаций, которые имели возможности для создания и укрепления дошкольных учреждений. В эти трудные годы особенно действенной была связь с женотделом при ЦК партии, который очень быстро передавал соответствующие директивы на места. Большое внимание уделял дошкольный отдел непосредственному руководству центральными учреждениями, направляя их на объединение и инструктирование практических дошкольных работников, на изучение и обобщение их опыта.

Вопрос о путях дальнейшего развития школы и дошкольного воспитания обсуждался на XIII съезде ВКП (б), состоявшемся в 1924 г. и посвященном прежде всего развитию советской деревни. Съезд призвал все советские учреждения повернуться “лицом к деревне”. В целях вовлечения работниц и крестьянок в социалистическое строительство съезд указал, что необходимо “проведение через советские, профессиональные, кооперативные и другие организации работы по строительству учреждений, раскрепощающих работниц и крестьянок (яслей, столовых и пр.).

Вопросы о задачах дошкольного воспитания в свете решений XIII съезда партии были поставлены на III Всероссийском съезде по дошкольному воспитанию, который был созван 25 октября 1924 г. Кроме руководящих, научных и практических работников дошкольного воспитания, в работе съезда принимали активное участие представители от ЦК ВКП (б), отдела работниц и крестьянок при ЦК ВКП (б), ЦК комсомола, ВЦСПС, кооперации и других организаций, а также делегаты от всех союзных республик. В резолюции по докладу М. М. Виленской “Положение дошкольного воспитания и очередные задачи съезд подчеркнул, что “развитие сети детских учреждений в городе и создание их в деревне должно пойти по пути привлечения широко организованной общественной инициативы под общим руководством отделов народного образования. Педагогическим коллективам дошкольных учреждении съезд предложил усилить работу по установлению тесных контактов с советскими предприятиями и учреждениями, привлекать их к активному участию в строительстве дошкольных учреждений Было принято решение об организации при детских садах вечерних и ночных групп, детских комнат при рабочих клубах, кооперативных домах и т. д. для детей, матери которых заняты в вечернее время общественной работой или учебой. Съезд призвал дошкольных работников оказывать помощь национальным республикам. В детских садах районов с населением различных национальностей съезд рекомендовал организовывать отдельные группы для детей каждой национальности, с тем чтобы вести работу на родном языке.

Очень большое внимание на съезде было обращено на организацию работы в деревне. Н. К. Крупская в докладе “Дошкольная работа в деревне указала на важное значение сельских дошкольных учреждений, которые обеспечивают выполнение задания партии о вовлечении крестьянок в общественно-политическую деятельность, а также способствуют оздоровлению и правильному воспитанию детей. Детские сады должны “заложить в ребятах первые навыки действовать сообща, что будет иметь огромное значение для будущего кооперирования населения сел и деревень”. Особое внимание уделяла Н. К. Крупская вопросам укрепления здоровья детей, привития им культурно-гигиенических навыков, руководству играми и занятиями, с тем чтобы они воспитывали у ребят чувство коллективизма, объединяли для совместных переживаний, учили наблюдать закономерности природы и преобразующий ее труд человека. Указывая на необходимость организации работы с крестьянками, Н. К. Крупская подчеркивала, что объединение матерей вокруг детского сада часто является первой ступенью вовлечения их в общественную жизнь деревни. В резолюции по докладу Н. К. Крупской было подчеркнуто, что задачи создания в деревне нового быта, поднятия сельского хозяйства и производительного труда обязывают органы народного образования развернуть широкую сеть детских учреждений в деревне. Съезд указал также на необходимость организации в сельских местностях летних детских площадок с ориентировкой на закрепление их в стационарные детские сады.

После XIII съезда ВКП (б) сеть дошкольных учреждений вновь начала быстро расти. Женщины-работницы вместе с делегатками женотделов принимали в дошкольном строительстве самое активное участие, непосредственно связывались с профсоюзными, хозяйственными и другими организациями и добивались открытия детских очагов при предприятиях, где работало много женщин.

Работа в деревне по организации летних площадок ставилась Наркомпросом как одна из ударных задач. Специальным распоряжением включались в план работы политпросвет-учреждений вопросы дошкольного воспитания. Это распоряжение обязывало органы политпросвета на местах, а также работников изб-читален всячески содействовать созданию в деревне дошкольных учреждений.

Ежегодно на летнюю работу в деревню стали направлять студентов дошкольных отделений пединститутов Москвы и периферийных вузов. Дошкольный отдел проводил большую работу по их подготовке. Н. К. Крупская лично напутствовала московских студентов, призывала их быть стойкими в преодолении трудностей. Выступая на сходах, привлекая деревенскую общественность и учительство, студенты добивались открытия дошкольных летних площадок на местные средства, а иногда и преобразования их в детские сады. Они вели большую индивидуальную и групповую работу с родителями.

Многие городские дошкольные учреждения в порядке шефства тоже проводили работу в деревне.

Опыт работы в деревне в эти годы был обобщен в специальных сборниках, выходивших под редакцией М. М. Виленской.

Начавшийся процесс социалистической индустриализации страны сопровождался включением большого числа женщин в производственную и общественную жизнь. Если в первые годы Советской власти приходилось вести агитацию за то, чтобы родители отдавали детей в детские сады, то теперь в дошкольных учреждениях не хватало мест для желающих.

Развитие промышленных предприятий и введение в них трехсменных графиков работы требовали продления часов работы дошкольных учреждений. Детские сады и очаги стали переходить на 11—12-часовой рабочий день, при детских садах организовывались ночные группы. При рабочих клубах, школах ликбеза, крупных домоуправлениях стали организовываться вечерние детские комнаты, чтобы дать возможность женщинам участвовать в культурной и общественной жизни.

Советское правительство уделяло большое внимание вопросам общественного дошкольного воспитания и постепенно увеличивало ассигнования.

В работу по расширению и укреплению сети дошкольных учреждений включались местные партийные, профсоюзные, комсомольские кооперативные организации и широкие массы трудящихся. В июле 1929 г. на объединенном заседании коллегии Наркомпроса РСФСР с представителями партийных, комсомольских, общественных организаций, с рабочими и работницами московских фабрик и заводов был объявлен всесоюзный “Дошкольный поход”. Формы вовлечения в него широких масс населения были самыми разнообразными. На промышленных предприятиях организовывались бригады из работниц и рабочих для изыскания материальных средств, ремонта помещений, мебели и оборудования. В ряде губерний (Саратовской, Нижегородской, Московской и др.) создавались кооперативные организации, активно занимавшиеся расширением сети дошкольных учреждений в сельских районах. В результате координации усилий различных учреждений и большого энтузиазма всего населения пятилетний план Наркомпроса РСФСР по расширению сети дошкольных учреждений был значительно перевыполнен.

ПРОБЛЕМЫ СОДЕРЖАНИЯ И МЕТОДОВ РАБОТЫ ДОШКОЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

На II Всероссийском съезде по дошкольному воспитанию, проходившем в ноябре 1921 г., обсуждались главным образом вопросы содержания и методов работы в дошкольных учреждениях. Выдающийся советский педагог П. П. Блонский в специальном докладе “Системы дошкольного воспитания дал общий обзор сложившихся систем воспитания дошкольников, раскрыл их классовую сущность и показал, что, только опираясь на марксистскую теорию, можно создать научную педагогику. Он отметил, что идеи свободного воспитания в советских условиях играют реакционную роль — в период укрепления диктатуры пролетариата анархизм особенно опасен. Съезд принял решение о выработке марксистско-ленинской системы дошкольного воспитания “будущих строителей и борцов за осуществление коммунистического общества”.

Основным типом дошкольного учреждения был признан сад-очаг с длительным пребыванием детей в нем, как наиболее отвечающий актуальным задачам. Были намечены. также четкие требования к подготовке нового типа педагога, “понимающего задачи современного общества”. В основу этих требований был положен доклад заведующей дошкольным отделом Московского отдела народного образования Р. Е. Орловой, которая, обобщая опыт Москвы в подготовке кадров из рабочей среды, сформулировала требования относительно их общественно-политической, общеобразовательной и специальной подготовки, а также организации и методов работы курсов.

Творческая деятельность дошкольных работников после съезда стала более целенаправленной. В центре и на местах была создана система опытных учреждений, которые укомплектовывались наиболее квалифицированными работниками. Эти учреждения привлекали к опытной работе и коллективы обычных дошкольных учреждений. В уездных городах были выделены опорные детские сады, непосредственно связанные с центральными. Коллективы воспитателей работали с большим энтузиазмом. В отчетах Наркомпроса о состоянии педагогической работы на местах в эти годы неизменно отмечалось “искреннее отношение и большая заинтересованность в исканиях новых путей и “беззаветная преданность своему делу”.

Изучение и анализ собранных Наркомпросом материалов о работе детских садов в эти годы, обобщение лучшего опыта дали возможность наметить новое направление в работе дошкольных учреждений, отвечающее задачам коммунистического воспитания детей.

Была убедительно доказана несостоятельность утверждения, будто современная окружающая жизнь чужда и непонятна детям. Наоборот, игры и занятия были более увлекательны там, где педагоги воспитывали у детей интерес к советской действительности. Связь воспитательной работы с современностью, с окружающим становилась ведущим принципом работы советского детского сада. В конце 1923 г. Наркомпрос организовал курсы для руководителей центральных учреждений по дошкольному воспитанию; в учебной работе слушателей весь этот опыт в обобщенном виде занял главное место.

Большой вклад в разработку проблем содержания и методов дошкольной работы внесла дошкольная подсекция ГУСа, организовавшая из научных и практических работников опытных учреждений несколько методических комиссий, в том числе комиссию по детской книге, объединившую практических работников детских садов и молодых писателей. Результатом работы этих комиссий явилась серия методических писем. Первое методическое письмо было посвящено работе в деревне, второе, обобщавшее опыт работы дошкольных учреждений, направлено на конкретизацию содержания и методов работы в детских учреждениях. В третьем письме рассматривалась связь с пионерами как одно из действенных средств подведения ребят к революционной современности. В методическом письме о работе по природоведению, указывалось, что она должна помогать в формировании материалистического миропонимания. Знакомство с природой рекомендовалось начинать с непосредственных наблюдений за явлениями окружающего мира, с организации активной детской деятельности на участке и в уголке живой природы. Предлагалось обращать внимание детей на преобразующий труд людей в природе, намечался объем навыков и знаний, которые могли получить дети в процессе наблюдений и работы в природе. Специальное письмо было посвящено работе с новым крупным строительным материалом, в этом же письме давались указания о развитии детского творчества. Серьезная работа проводилась в комиссии по живому слову и детской книге, по анализу старой детской литературы и выработке требований к новой; отбирался новый материал для чтения и рассказывания детям и разрабатывалась методика его преподнесения. Были подобраны материалы для рассказывания и бесед о Ленине, опубликованные в методическом письме и специальных сборниках. Большое внимание уделялось вопросам музыкального воспитания. Было издано специальное письмо “Музыкально-ритмическая работа по дошкольному воспитанию”, выпущен песенный сборник, включающий революционные, народные и современные песни для всех групп детских садов, а также ряд сборников музыкальных произведений для слушания, занятий ритмикой, подвижных игр и постановок к революционным праздникам.

Одним из основных принципов работы советского детского сада была и остается связь с семьей и оказание родителям помощи в правильном воспитании ребенка. После III съезда по дошкольному воспитанию была выпущена специальная серия небольших популярных брошюр в помощь родителям по воспитанию ребенка в семье. В них давались конкретные указания по физическому развитию ребенка, советы относительно питания и организации уголка дошкольника дома, освещались вопросы трудового, интернационального и антирелигиозного воспитания. Эти брошюры неоднократно переиздавались.

Большое внимание было обращено на переподготовку дошкольных работников. Центральный институт повышения квалификации педагогов организовал ряд краткосрочных курсов. Для заочников были изданы учебные материалы по основным разделам содержания и методов дошкольного воспитания: об организации детского коллектива, о связи с современностью, об игре и труде, ознакомлении дошкольников с природой, о художественном воспитании и др.

Важную роль в подготовке практических работников играли дошкольные отделения Академии коммунистического воспитания им. Н. К. Крупской и педагогического факультета 2-го Московского государственного университета и др., которые вели большую работу с воспитателями дошкольных учреждений. При центральных дошкольных учреждениях организовывались методические объединения работников, на которых обсуждались наиболее актуальные вопросы практики и проводился обмен педагогическим опытом.

Поиски эффективных путей педагогической работы по дошкольному воспитанию сильно осложнились из-за набирающей в те годы силу лженауки педологии, занявшей особенно сильные позиции в области изучения детей. На III съезде по дошкольному воспитанию многие говорили о педологии как основной научной дисциплине в системе педагогических наук и утверждали, будто ей принадлежит ведущая роль в осуществлении задач коммунистического воспитания.

В предложенной съезду педологами “Программе изучения ребенка или детского коллектива” ребенок рассматривался как пассивный продукт среды, которая и является его главным воспитателем. Роль педагогов сводилась к организации среды и фиксации ее влияний на детей. В детских садах появились специальные работники — педологи. Оторванные от непосредственного участия в воспитательной работе, они произвольно завышали возрастные возможности детей, утверждали, что дети уже в раннем возрасте усваивают “основное понимание классовой борьбы”, “корни нашей революции”, переоценивали возможности детей в трудовых процессах, недооценивали значение игры, диктовали воспитателям программы занятий, сформулированные якобы на основе знания реакций детей.

На созванной в 1926 г. III конференции по дошкольному воспитанию в основу планирования занятий в детском саду впервые вводились обоснованные педологами “организующие моменты”, являвшиеся разновидностью “метода проектов и отвлекавшие педагогов от повседневной систематической воспитательной работы.

На IV Всероссийском съезде по дошкольному воспитанию, созванном в конце 1928 г., был поставлен давно назревший в практике дошкольных учреждений вопрос о необходимости создания программы для детских садов — программы, определяющей задачи и методы работы, объем навыков и знаний для каждой возрастной группы. Некоторые дошкольные учреждения уже делали попытки в этом направлении, и их опыт учитывался дошкольной секцией ГУСа. Однако в докладе “Принципы составления программы детского сада и связь со школой сказалось влияние педологических установок, завышающих возможности детей дошкольного возраста и предписывающих механически перенести принцип комплексности на практику дошкольных учреждений. Проблема о соотношении игры и труда в деятельности ребенка тоже решалась педологами. В докладе “Игра и труд в дошкольных учреждениях совершенно не учитывалось огромное значение игры для всестороннего воспитания ребенка, о чем так много писала и говорила Н. К. Крупская. Играм противопоставлялся труд, направленный “на удовлетворение жизненно необходимых потребностей”; это вело к недооценке детского творчества, склонности детей к конструированию, следствием явилась перегрузка детей трудовыми занятиями, в силу чего они теряли свою воспитательную ценность.

После IV Всероссийского съезда по дошкольному воспитанию лженаучные педологические установки стали проникать во многие методические документы. Ведущим стал лозунг “Нет педагогики без педологии”.

В 1930 г. были изданы “Материалы к работе дошкольных учреждений в городе”, в которых рекомендовались “стабильные организующие моменты”, обязательные для всех дошкольных учреждений и лишавшие воспитателей возможности планировать работу с учетом местных условий, данных изучения детей и анализа воспитательной работы. Если наиболее опытные, знающие педагоги во имя живой творческой работы преодолевали гнет этих штампов, то начинающих работников они могли приучить работать по готовому шаблону, без учета конкретных условий.

При определении содержания воспитательной работы педологи не учитывали должным образом возможности детей дошкольного возраста. Они требовали от них “активного участия в социалистическом строительстве”, политехническое воспитание в дошкольном возрасте рассматривали как “вовлечение детей в общественно-производственную жизнь страны”. Имело место перенесение форм и методов работы со взрослыми в работу с детьми.